Станислав Штралер: «Национальность у меня немецкая, а по духу я русский»

Станислав Штралер: «Национальность у меня немецкая, а по духу я русский»

В Коми, по данным последней переписи населения 2010 года, живет более 100 разных национальностей. Коренных жителей в Коми порядка 30 процентов от общего числа населения. Каждый день представители разных этнических групп участвуют в общественно-политической, экономической и культурной жизни республики. В интервью БНК для рубрики «Многонациональная Коми» сыктывкарец с немецкими корнями Станислав Штралер рассказал о своих предках, известных в Коми, культурном контрасте и о том, почему русские остаются в Германии.

Станислав Штралер — российский немец, родившийся в 1973 году в Заречье, в рабочей семье: мама была товароведом, а отец водителем. Всю свою профессиональную деятельность Станислав Васильевич посвятил работе в ПАО «Ростелеком». Начав свою карьеру с работы в роли обычного электромонтера. Он постоянно повышал квалификацию, и добился должности инженера технического блока.

Станислав Штрален известен активным участием в общественной жизни города, один из последних его проектов - информирование горожан об острой проблеме раздельного сбора мусора. Еще одним его проектом является создание благоустроенных дворовых и общественных территорий в Сыктывкаре. Но беседу начали с двух выдающихся представителей его фамилии — Франце и Олеге Штралерах:

— Стоит начать с истории моего деда, чистокровного немца — Франца Штралера. Родился и вырос он на территории Германии, молодость его проходила в период Первой мировой войны. По образованию он был химиком. К 1899 году был приглашен в качестве специалиста на территорию бывшего СССР в роли иностранного специалиста. В 20-е и 30-е годы 20 века в Советский союз было приглашено много немецких специалистов, большинство которых впоследствии обвинили в контрреволюционном шпионаже.

После стремительного ухудшения отношений между СССР и Германией, Франц Штралер принял решение отправить членов семьи обратно в Германию, а сам он в числе остальных иностранных специалистов был обвинен советскими властями, а после чего сослан под Ухту в поселок Водный. Там он работал на предприятии по производству радия.

После окончания ареста работал как вольнонаемный, позже был отправлен на лесоповал в Корткеросском районе. Одним из значимых моментов его биографии можно отметить работу в судоремонтном заводе, где был задействован в создании судна «Коммунальник». Будучи высококвалифицированным химиком под его руководством проходили испытания альтернативных горючих смесей, которые должны были заменить бензин и дизель.

Задолго после его смерти, моим дядей, Олегом Францевичем были найдены архивы в городе Харьков. В частности, была обнаружена копия решения суда, которая доказывала, что сослан мой дед был незаконно.

Я очень жалею, что мой дедушка ушел из жизни, когда я был еще совсем ребенком. Несмотря на это, я всегда интересовался его жизнью и старался узнавать через родственников новую информацию о нём. После него в семье осталось очень много литературы. Также у него было хобби — собирать марки. Необычным можно отметить то, что он собирал именно гашеные марки. Поэтому в доме осталась большая библиотека из художественных произведений и коллекционных альбомов. После смерти дедушки было принято решение отдать коллекцию в распоряжение Ленинской библиотеки.

Не менее важная личность в моей семье — это Олег Францевич, бывший руководитель Немецкой национально-культурной автономии в Сыктывкаре. Совместно с ним мы, в свое время, собирали семейное древо, которое затронуло целых восемь поколений. Начало этому проекту положил еще дедушка. Благодаря ему сохранились редкие фотографии, датированные 17 веком. Олег Францевич внес большой вклад в развитие немецкой культуры в Коми. Одним из глобальных его проектов можно считать попытку создания немецкой слободы, с целью сближения немцев, чтобы они оставались здесь и жили в своей общине.

— Принимаете участие в национально-культурных мероприятиях немецкой диаспоры?

- Я всегда старался участвовать в жизни немецкой автономии. Но получалось это периодично и, в большей части, я помогал Олегу Францевичу. Это связано с тем, что такая деятельность занимает огромное количество времени, поэтому участие в культурной жизни немецкого центра не всегда становится возможным. Могу отметить, что своими глазами видел становление и развитие автономии. Мои дети часто посещали центр, а моя мама по сей день старается принимать участие в культурной деятельности автономии и участвует в проводимых мероприятиях.

Говоря о культурных мероприятиях, скажу, что в свое время, я увлекался любительским монтажом и участвовал в конкурсе, приуроченному к 9 мая. В рамках акции нужно было подготовить видеосюжет. Для себя я выбрал историю о русских немцах в период Великой Отечественной Войны, а точнее сказать о героях Советского союза. В конкурсе клип занял второе место, а в проекте приняло участие 20 человек. Люди предоставляли информацию из личных архивов, кто-то черпал информацию из интернета. Одной из сложностей в проекте стало то, что многие немцы того времени старались спрятать свою причастность к немецкой национальности. Они меняли фамилии, с целью скрыть свою национальность и служить на стороне советской армии. Поэтому, мы едва ли сможем узнать историю многих героев тех времен…

— Стараетесь ли продвигать культурные традиции немцев в Коми?

— Этим, непосредственно, нужно жить. Для меня первостепенно важно доносить до людей информацию о том, что у нас существует немецкий национально-культурный центр. Несмотря на то, что в Коми живёт большое количество людей немецкой национальности, среди них существенная часть не знает о существовании этого места. Именно этот центр нацелен продвигать немецкие традиции и культуру. Он создан с для того, чтобы участники немецкой диаспоры не забывали свои корни, традиции и язык.

— Считаете ли вы себя немцем? Культура чьей страны вам ближе по духу?

— Скажу так, национальность у меня немецкая, а по духу я русский. У каждой национальности есть свои и плюсы и минусы. Я понимаю, что родился и вырос я в России, поэтому эта культура мне ближе и роднее.

— Многие немцы разграничивают понятия «немец» и «российский немец», объясняя это историей национальности. Есть ли для вас разница между этими понятиями?

— Я считаю, что эти понятия синонимичны. Нет такой страны, где проживали бы лица одной национальности. В республике очень много представителей разных этнических групп, каждый из которых самостоятельно выбирает национальность. На мой взгляд, приписка «русский», в этом случае не сильно важна.

— Как люди реагируют на немецкую фамилию?

— Практически никак. Это связано с тем, что очень много немцев, в свое время, были высланы в Россию и немецкая фамилия не является какой-то редкостью. Сейчас такие фамилии можно встретить в органах власти, среди ученых и просто известных людей. Конечно, встречались люди, держащие злобу после войны. По рассказам мамы, их было не так много, и, в основном, они просто цеплялись за фамильную причастность к немецкому народу и по глупости приписывали таких людей к врагам народа.

— Россия и Германия — два абсолютно уникальных государства, с разной культурой, но есть ли между ними нечто общее?

Станислав Штралер: «Национальность у меня немецкая, а по духу я русский»

— Тяжело тем, кто родился в России, как-то сравнивать население нашей страны с гражданами Германии. Между странами существует большой культурный контраст. Переезжая в Германию, русских зачастую не принимают коренные жители. Просто потому, что это разные люди. На примере знакомых мне семей могу подтвердить слова о том, что это очень частая практика, когда люди не приживаются в другой стране. Многие возвращаются обратно, потому что в Германии им тяжело. Страны кардинально не похожи друг на друга.

— По данным статистики Национально-культурной автономии российских немцев ежегодно около трех тысяч немцев возвращаются в Россию. С чем это связано по вашему мнению?

— Я сделал выводы, после многочисленных бесед с различными семьями. Часть людей, проживающих в относительно плохих жизненных условиях, обычно решали остаться в Германии. Это напрямую связано с высоким уровнем жизни в Европе. А те, кто имели здесь определенный статус, работу, высшее образование, квартиру, дачу, машину и прочие блага, возвращались в Россию. Просто потому, что прошлые условия жизни для них более комфортны, выгодны и удобны.

— Думали о переезде?

— Нет, такой мысли у меня не было. Родившись здесь, я понимаю, что тут мне будет гораздо комфортнее. Признаюсь, что я никогда не был в Германии, но очень хочу побывать там. Меня очень тянет увидеть те места, откуда приехал мой дед, где жил он и его родители.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

ВОЗ предупреждает об опасности третьей волны коронавируса В Польше стартовали крупнейшие учения по переброске войск США в Европу Патриарх призвал извлечь уроки из истории со строительством храма в Екатеринбурге МИД Германии отказал России в консульском доступе к Навальному Синоптики прогнозируют дождливые выходные в Калининградской области

Лента публикаций