Особо охраняемая территория: почему жители Балткосы недовольны забором у переправы

09.04.2021 22:09 2

Несколько месяцев назад единственный объект транспортной инфраструктуры, паромный причал на Балтийской косе, оказался огорожен высоким металлическим забором. Тогда на это никто, кроме местных жителей, не обратил внимания. Но когда на заборе появилась колючая проволока, эстетические чувства бывающих на косе калининградцев оказались задеты. «Новый Калининград» попробовал выяснить, кому принадлежала инициатива монтажа «колючки» — и обнаружил, что установка забора обострила застарелую проблему транспортной доступности косы, которую, кажется, никто не готов решать в полной мере.

До 2004 года территория Балтийской косы являлась природным заказником, однако затем лишилась этого статуса, и с тех пор планы по воссозданию там особо охраняемой природной территории носили преимущественно разговорный характер. В 2020 году они, тем не менее, переросли в инициативу учредить там национальный парк. Подписи местных жителей собрали, документы отправили в федеральный центр — планируется, что статус нацпарка при удачном стечении обстоятельств коса получит только спустя несколько лет. Однако на «особо охраняемую» ее территория стала похожа уже сейчас.

«Ни хрена не привиделось! <...> Это у кого-то в голове на генном уровне засел лагерный дизайн», — с таким комментарием в инстаграм-аккаунте slavsja в начале апреля появился пост с фотографиями забора с колючей проволокой у паромной переправы на Балтийской косе. Подписчики автора оценили такое нововведение эпитетами «идиотизм» и «просто жесть».

На то, что у переправы что-то возводится, жители Балтийской косы обратили внимание минувшей осенью. «Естественно, нас никто не в известность не ставил и не собирался предупреждать. Ходили слухи, что забор ставят, а также, что кафе там хотят организовать и прокат велосипедов», — рассказал «Новому Калининграду» житель поселка Коса Константин Бобков.

В ноябре 2020-го вдоль периметра всей причальной стенки появилось высокое металлическое ограждение с калитками и воротами. Глава администрации городского округа Сергей Мельников тогда объяснил, что забор установили «по требованию безопасности» и заверил, что турникеты на подходе к причалу устанавливать не планируют. Сотрудники ЧОП, которых наняли охранять территорию за ограждением, рассказали местному населению, что данная ограда построена по инициативе «Балтийской судоходной компании», оказывающей услуги паромных перевозок в регионе с 2007 года.

«История Нойтифа (сейчас поселок Коса — прим. „Нового Калининграда“) начинается в 1822 году — это небольшой поселок, расположенный на косе. В то время там было всего три постройки и почтовый домик, а сегодня это прекрасное место с великолепным видом на море», — такое описание поселка на Балтийской косе приводится на официальном сайте самой компании.

Правда местные жители уверены, что как раз судоходная компания и изменила эстетику косы, сделав въезд на нее похожим на ворота исправительной колонии. «В полной „боевой готовности“ забор мы увидели недели две назад, когда там начали еще и колючей проволокой поверху все обносить. Естественно, местных даже просто этот забор пугает — раньше-то это было любимое место отдыха, да и туристы сюда постоянно приезжают. Такой вид отпугивает людей, и нам самим дискомфортно: даже не посмотришь, как солнце встает», — говорит Бабков.

Генеральный директор «Балтийской судоходной компании», действующий депутат Окружного совета Павел Бурков рассказал «Новому Калининграду», что на самом деле в долгосрочной аренде у компании-перевозчика находится не весь причал, а только его внушительная часть — через несколько метров от места швартовки парома в сторону мола начинается территория, которой заведует Минобороны. Там также установлено ограждение, на котором недавно появился баннер с предупреждающей надписью: «Внимание! Объект Министерства обороны РФ. Подход, швартовка, стоянка любых плавсредств категорически запрещена!!! Ведется видеонаблюдение!». В пресс-службе Балтфлота «Новому Калининграду» подтвердили: «Забор наш, баннер наш».

Появление забора Бурков объясняет требованием Ространснадзора. Еще в 2019 году служба предписала «Балтийской судоходной компании» провести оценку уязвимости объекта транспортной инфраструктуры. В соответствии с результатами такой оценки, согласно приказу Минтранса, разрабатывается план обеспечения безопасности. По словам Буркова, паромному комплексу, включающему два причала и пассажирский терминал, присвоили низшую 4-ую категорию — такую дают объектам, на которых ранее в регионе происшествия не регистрировались (чем выше категория, тем более высокие требования предъявляются к безопасности объекта — прим. «Нового Калининграда»). «Не я эти законы придумал — это ФЗ-16 (Федеральный закон „О транспортной безопасности“ — прим. „Нового Калининграда“) за подписью Путина. В соответствии с этой оценкой уязвимости, у нас и огорожена наша часть причала. Все наши действия связаны с транспортной безопасностью — это не плод моих дурных фантазий. Я бы ни одного даже забора не оставил», — поясняет Бурков.

Бизнесмен уверяет, что не может игнорировать предписание надзорного ведомства, поскольку это грозит ему сначала крупными штрафами, а затем — лишением лицензии: «Мы и так тянули — нам „ковидную“ отсрочку дали до января 2021 года. И по договору аренды мы тоже обязаны выполнять все указания контролирующих органов», — подчеркнул Бурков.

Впрочем, если к металлической ограде люди уже несколько привыкли, то колючая проволока возмутила не только местное население, но и губернатора Антона Алиханова. Он призвал подчиненных разобраться в ситуации. «Я, конечно, понимаю, что транспортная безопасность — это важно. Только я не очень понимаю, от кого мы защищаемся с той стороны. Разберитесь, пожалуйста. Выглядит просто смешно», — заявил Алиханов во время оперативного совещания.

Власти Балтийска тут же сообщили, что решение компании-перевозчика о монтаже на ограждении колючей проволоки «избыточно», поэтому ее снимут. «В настоящий момент мы демонтировали эту проволоку. Но и вице-премьер Рольбинов, и министр Кукушкина мною были предупреждены: «Товарищи, когда меня будут наказывать, то вы тоже, пожалуйста, пойдите мне навстречу и скажите, почему это все было сделано». А то у нас же всегда двойные стандарты: с одной стороны — мы сейчас делаем так, чтобы не накалять обстановку, с другой стороны — мы хотим, чтобы у нас все законы соблюдались, с третьей стороны — мы говорим: «А давайте применять эти законы избирательно», — сообщил Бурков.

Однако жителей косы смущает не только внешний вид ограждения — они опасаются, что свободный доступ на единственный оборудованный на российской части косы высокий причал вскоре будет полностью закрыт. «Как мы поняли, туда скоро нельзя будет ни рыбу прийти половить, ни на собственной лодке причалить. Они наняли охранников и в любой момент закроют нам все калитки, — говорит Бобков. — Конечно, я считаю, что это самоуправство. Надо было сначала провести общее собрание жителей Балтийской косы и посоветоваться с нами».

В компании отвечают прямо: свободный вход за ограждение действительно планируют закрыть. «Эта зона должна быть ограничена для доступа, и даже работники предприятия будут попадать туда по специальным магнитным пропускам.

Сейчас идет монтаж системы видеонаблюдения, будут турникеты для маломобильных групп граждан», — заявил Бурков. Он добавил, что никогда не держал этих планов в секрете, и в региональном правительстве «в курсе ситуации»: «Я все это прогнозировал и ни для кого это не новость, на самом деле. И для Антона Андреевича [Алиханова] тоже, потому что он знает план нашего развития».

Интересы жителей поселка Коса, по словам предпринимателя, в данном случае не затронуты. «Сейчас речь не идет о тех жителях косы, которые владеют своими лодками. Наверняка есть какие-то оборудованные места [чтобы пришвартоваться], но в последнее время они пользовались причалом Минобороны, да и сейчас пользуются им совершенно спокойно», — рассуждает Бурков. Похожего мнения придерживается и глава горадминистрации Балтийска Сергей Мельников: «Любой житель области, используя свое плавсредство, где-то его хранит и не обязательно имеет причал. Сегодня никто из местных жителей не имеет свой флот, для которого нужно причал иметь», — заявил в разговоре с «Новым Калининградом» Мельников.

Однако с такими утверждениями не согласен Бобков: «Причал-то у нас всегда был общим, как море или пляж. Зачем городить эти заборы? Это, по меньшей мере, недемократично. Можно сказать, что больше на косе нормальных причалов оборудованных-то и нет. Только этот причал является самым удобным местом, куда можно подойти. Остальные причалы — низкие и их затапливает, расположены они неудобно».

Павел Бурков поясняет, что возглавляемая им компания, как арендатор, несет затраты по охране, текущему содержанию и капитальному ремонту причала. Судоводители же, желающие швартоваться у этого причала, должны заключить с «Балтийской судоходной компанией» договор субаренды: «И лодочники наши прекрасно знают, что все это можно сделать: чтобы заключить договор субаренды мы отправляем официальное письмо в центральный аппарат Росморпорта, и те дают или не дают на это согласие, — утверждает Бурков. — Да, конечно, есть какие-то неудобства. Но сейчас и на автовокзал в Калининграде ты не можешь просто так пройти — нужно билет предъявлять. Также и в аэропорт никто не ломится на взлетную полосу со своим квадрокоптером, и машину вы не паркуете на чужой стоянке».

Сергей Мельников, в свою очередь, полагает, что перспектива невозможности пришвартоваться у причала пугает далеко не всех местных жителей, а только тех, кто зарабатывает перевозкой пассажиров через канал на моторных лодках. Местный активист Сергей Дустин также уверен, что «Балтийская судоходная компания» пытается таким образом избавиться от конкурентов в виде лодочников. «Началось это все где-то два года назад. Бурков стал разными административными способами чинить препятствия рыбакам и перевозчикам: писал жалобы в надзорные органы, отправлял письма в Минобороны и в прокуратуру, — утверждает Дустин. — В конце концов нашел решение этого вопроса в виде установки забора. И хоть он говорит, что это якобы требование безопасности, но это полная чепуха. В таком случае почему нет таких заборов на других причалах в Балтийске?».

Сам Бурков действительно не скрывает, что недоволен наличием альтернативных коммерческих способов переправы через канал. «Билеты на паром продаются только со стороны Балтийска и дают право на круговой рейс. Нелегальный перевозчик забирает в погожий день тысячу человек. Берет с каждого по 100 рублей в одну сторону, завозит на косу, а потом в любое время этот человек садится на паром и возвращается [в Балтийск] бесплатно. Я убытков никаких не несу, но я недополучаю доходы в свою кассу — пассажиры же не купили билет, а заплатили в карман другому перевозчику», — поясняет предприниматель. Масштабы этих финансовых потерь, по его оценке, могут достигать до 8 млн рублей в год при том, что выручка компании в 2020 году составила 73 млн рублей, а чистая прибыль — 6,6 млн рублей.

Жители Балтийской косы уверяют, что проблему транспортной доступности одной паромной переправой не решить. «Из-за изолированности мы, по сути, бываем лишены конституционных прав: на жилье, на медицинскую помощь, на образование. Потому что мы часто не можем попасть домой, воспользоваться медицинской помощью, не можем провести нормально культурный досуг или организовать деловую встречу. Это со стороны тяжело понять — нужно прочувствовать на себе», — говорит Бобков.

Он утверждает, что график работы паромной переправы жителей в полной мере не устраивает — рейсов недостаточно, их периодически отменяют из-за погодных условий. Так, например, многим жителям необходимо переправляться в город на работу на своих автомобилях, но на один утренний паром все автомобили не помещаются, поэтому сельчане вынуждены занимать очередь к переправе с вечера. Однако компания-перевозчик якобы не хочет пускать дополнительный рейс, ведь ей это невыгодно: местным жителям можно пользоваться паромом бесплатно, и один раз в сутки они могут переправить свой автомобиль всего за 50 рублей, тогда как коммерческая стоимость перевозки транспортного средства начинается от 600 рублей. Льготы для жителей косы обеспечиваются госконтрактом, согласно которому «Балтийская судоходная компания» получит из бюджета почти 140,8 млн рублей на данные услуги в 2019-2021 годах.

«Здесь надо менять принцип финансирования этого парома, чтобы у него была мотивация сделать как можно больше рейсов, а не как можно меньше. Летом, когда туристы, паром ходит беспрерывно, но в межсезонье он использует любую возможность, чтобы не ходить. И порой сутки простаивает — из-за ветра малейшего или еще чего», — утверждает Дустин.

Так как на косе отсутствуют привычные для большинства калининградцев услуги и объекты социальной инфраструктуры — банкомат, аптека, больница и школа — то для местного населения, как они сами уверяют, перевозчики на лодках стали «настоящим спасением». Сейчас такая поездка на катере в одну сторону стоит для местного жителя 50, а для туриста — 100 рублей.

«Вот когда хочется на стенку лезть от безысходности, то эти перевозчики на катерах нас очень выручают. Причем они же сами — местные жители, которые как-то смогли собрать средства на приобретение катеров: кто-то кредит взял, кто-то квартиру продал, кто-то на рыбной ловле подзаработал и немного скопил. Собственно, только их услугами и спасаемся. Причем, иногда они даже помогают нам в ущерб себе, потому что сами здесь живут и понимают, каково это, когда тебе деваться некуда — зуб, например, заболел», — рассказывает Бобков.

В марте 2021 года Павел Бурков анонсировал запуск «водного такси», цена которого для пассажира не должна сильно отличаться от стоимости поездки на пароме. «С 1 мая мы планировали запустить водное такси — лицензированное, с обученными судоводителями. Но в связи вот с этой „нездоровой“ ситуацией, которая сейчас складывается, я уже задумался: а вообще зачем все это надо? Мне вообще вся эта история неприятна», — сообщил «Новому Калининграду» бизнесмен.

Сейчас в интернете, по словам Буркова, активно обсуждают его «борьбу с нелегальными перевозчиками» путем закрытия доступа к причалу, однако ни один из этих перевозчиков, начиная с 2007 года, не попытался легально на платной основе получить место для швартовки. «Мы платим налоги, мы соблюдаем трудовое законодательство, мы соблюдаем требования к дипломам наших моряков. При этом получается так, что после каждого несчастного случая на воде в любом регионе России к нам приходят проверки, — говорит он. — Но в то же самое время рядом совершенно вне правового поля происходит перевозка пассажиров без страховки, без лицензии, без кассового чека — без всего! И получается так, что люди, которые выполняют свою работу легально, почему-то виноваты в том, что мы тут кому-то помешали свою коммерческую деятельность вести в комфортных условиях».

Возможное появление «водного такси» жители Косы поддерживают, но при этом не хотят монополизации подобных перевозок: «Если появится „водное такси“ — то это будет шаг вперед, прогресс. Но я считаю, что наших местных лодочников тоже не стоит сбрасывать со счетов. Зачем кому-то что-то запрещать? Любая рыночная экономика строится на здоровой конкуренции. Люди всегда сами должны выбирать, что им лучше: как дешевле, как удобней», — настаивает Бобков.

Глава горадминистрации Сергей Мельников подчеркнул, что в настоящее время чиновники пытаются определить правомерно ли «Балтийская судоходная компания» заняла территорию возле переправы: «Мы сейчас уточняем границы территории, которая имеется в аренде у предприятия, для того, чтобы понимать по границам этот забор установлен или нет. Я скажу, что если ты правообладатель участка, то ты имеешь право его огородить, но не больше», — заключил Мельников.

Текст: Екатерина Медведева

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Алиханов ответил О'Брайену на фразу о «кинжале в сердце Европы» Коронавирус нашли у воспитательницы детсада. Группу закрыли, дети под меднаблюдением Бесплатные азартные игры в интернете Генпрокуратура России подсчитала ущерб от коррупционных преступлений в 2018-м В Чкаловске растрескались отреставрированные 1,5 года назад бюсты героев-летчиков (фото)

Лента публикаций