Спасение или сегрегация: что говорили про закон о введении QR-кодов в Госсовете Коми

Спасение или сегрегация: что говорили про закон о введении QR-кодов в Госсовете Коми

В России рассматривают возможность введения обязательных QR-кодов на транспорте и для посещения массовых мероприятий, магазинов и учреждений общепита. Выдавать их планируют вакцинированным от ковида, переболевшим коронавирусом и тем, у кого есть медотводы от прививки. У этой системы есть сторонники и противники. Какая дискуссия состоялась по этому поводу в Госсовете Коми — в обзоре БНК.

На федеральном уровне разработали поправки в несколько нормативных актов, которые вводят систему QR-кодов. Один из законопроектов вносит изменения в федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». В нем прописано введение ограничений, которые власти могут вводить для посещения общественных мест. Этот законопроект направили в регионы, чтобы местные органы власти вынесли решение по нему. Одно из обсуждений состоялось в Государственном совете Коми 22 ноября, в нем участвовали депутаты, врачи, общественники, представители деловых кругов, руководители учреждений. Редакция БНК приводит тезисы из выступлений участников.

Людмила Глушкова, главный санитарный врач Коми

Бизнес, мы понимаем, защищает свои интересы, считает, что многие ограничения направлены против бизнеса. Я хочу сказать, что как раз проект закона за бизнес. Через месяц у нас наступает очередная серия длинных выходных, очередные праздники. Люди будут свободны от работы и, безусловно, они не будут все время сидеть дома или кататься на лыжах в парках. Они захотят посещать многие места. Для того, чтобы не ограничивать работу предпринимательского сообщества во всех сферах, чем скорее будет введена система единообразного подхода к допуску в те или иные заведения, тем меньше будет шансов ограничивать работу данных учреждений.

Данный законопроект — о результате. Практически большинство субъектов России на сегодня в той или иной форме ввели такое требование, у нас оно тоже действует на определенную категорию посещений. Оно не должно, на мой взгляд, вызывать возмущения у тех лиц, которых просят предъявлять соответствующий документ. Надо просто с гордо поднятой головой предъявлять, защищать себя и думать об окружающих. То есть речь идет о коллективной безопасности.

Законопроект предполагает все унифицировать, систематизировать. Предусмотрен переходный период и установлен срок действия — до 1 июня 2022 года.

Я прошу поддержать данный законопроект, так как он направлен на дальнейшее сдерживание распространения новой коронавирусной инфекции в популяции. Я полагаю, что все вы устали от длительного, почти двухгодичного периода бесконечных ограничений, проверок, наказаний, воззваний и той перегрузки системы здравоохранения, которая не позволяет работать в плановом порядке по всем существующим профилям в том объеме, который требуется населению. Трагедия нашего субъекта еще и в том, что мы работаем без центрального инфекционного госпиталя. Оказание помощи больным коронавирусом вынуждает руководство отрасли перепрофилировать основную клиническую базу на длительный период, это очень сложная ситуация, и, поверьте мне, она здоровья населению не добавляет.

Наталья Кораблева, член Общественной палаты Коми, член общественного совета при Минздраве республики

Спасение или сегрегация: что говорили про закон о введении QR-кодов в Госсовете Коми

Введение QR-кодов — мера контроля за ведением вакцинопрофилактики. Как показал опыт большинства стран, где вакцинация прошла, можно сказать, благополучно, — большинство европейских стран показывают 70-80 и даже 90 процентов населения, — там больницы не освобождены от заболеваемости, но пустые реанимации. Это говорит о том, что вакцинация работает и защищает. И введение QR- кодов необходимо для контроля. QR-коды вводятся для вакцинированных, а вот что касается людей с постоянными, серьезными медицинскими отводами, имеющих реальные противопоказания, они тоже должны обязательно быть обеспечены QR-кодами. На сегодня не решен вопрос о лицах с высоким титром антител, которых официально нет в базе переболевших. В этой ситуации при определенном титре антител QR-код тоже должен быть дан. Вопрос о том, нужно или не нужно, стоять не должен. Все категории населения — 65+, живущие не только в городах, но и в отдаленных населенных пунктах — должны быть обеспечены QR-кодами. Это одна из важнейших задач государства. Люди пребывают в страхе, особенно пожилые: они бояться вакцинироваться, они не понимают, что такое QR-код. Важнейшая задача — донести информацию и обеспечить.

Дмитрий Дик, представитель предпринимательского сообщества (от лица ночного общепита)

За время ограничений мы поняли и уяснили, что чем быстрее и больше наших сограждан привьется, тем проще будет работать нашему бизнесу. Наверное, и всем бизнесам будет работать проще с людьми, которые привиты и которые могут безопасно передвигаться.

Мы работаем с QR-кодами вторую неделю. В первое время было тяжело — спад был значительный, но это в любом случае начало процесса. Мы успокоились, и во вторую неделю мы уже ощутили некий прирост, пусть и небольшой — 15-20 процентов. Когда проверяем, нет затора на входе, есть достаточное количество помощников и администраторов, которые могут проверять QR-коды и сверять паспортные данные. В этом мы не видим никаких причин для беспокойства. Мы настроены на то, чтобы данная система вводилась и чтобы мы все смогли наконец-то спокойно работать.

Мы бы хотели обратить внимание на тех людей, которые переболели бессимптомно или кто вообще не обращался за помощью, но у которых есть высокий титр антител. Я считаю, что таким людям тоже надо выдавать QR-коды, чтобы они могли участвовать в жизни общества.

Станислав Новиков, педагог дополнительного образования, член Союза писателей Коми

Я бы хотел донести картину простого человека, который за QR-коды. Какие права ограничены? Это ограничение прав по типу «по газонам не ходить», «туалетом во время стоянки не пользоваться». Наша жизнь соткана из огромного количества ограничений, они были с вами всегда. Что за истерия началась? Лично у меня кипит — то, что творится с нами, это существенная серьезная проблема, ее причиной не является QR-код, QR-код — следствие, простите, века просвещенного безумия. Мне довелось пообщаться с эпидемиологом, старушкой за 90 лет, которая участвовала в борьбе с чумой в Азии, Монголии, на Кавказе. Как она рассказала, что с необразованными, неграмотными чабанами [пастухами] в горных аулах было проще работать, чем с современным населением. Горе от ума в чистом виде.

QR-коды — это просто справка. Но мы не имеем права не видеть, как к этому относится население. Невероятное неприятие всего этого. Мне кажется, что проблема не решается с введением QR-кодов, нужно идти дальше и быть жестче. Мы привыкли быть мягкими друг к другу. Без дисциплины невозможно сохранение жизни населения. И невозможно угодить всем абсолютно. Если мы видим, что у нас откровенные, злонамеренные протесты идут, значит с этим тоже нужно что-то делать.

Мне кажется, надо серьезно задуматься, чтобы люди, которые отказываются вакцинироваться, а именно те, которые против QR-кодов, они должны платить за свое лечение от ковида. Это будет элементарная социальная справедливость.

QR-коды как средства контроля просты, естественны и удобно. То, что творится в соцсетях, уму непостижимо. И почему государство не реагирует на это, лично для меня огромный вопрос. Необходимо создавать информационно-аналитический отдел, который будет отслеживать эти вещи и объяснять. Люди реально не знают или знают недостоверно совершенно ясные и конкретные вещи.

Только свет разума может решить любую проблему. Нужно просвещение, нужна информационная работа государства. Этой мой запрос власти: пожалуйста, расскажите тем, которые не знают, правду. Надо вести просветительскую работу с населением. Так победили чуму в Монголии: этих чабанов отлавливали [сотрудники] НКВД, садили их и читали лекции. И чабаны верили ученым. А мы пока никак не можем.

Вера Железцова, уполномоченный по правам человека в Коми

Спасение или сегрегация: что говорили про закон о введении QR-кодов в Госсовете Коми

Самое главное для человека — это его здоровье. На сегодня так складывается ситуация с заболеванием, что все очень нехорошо. Ограничительные меры должны быть для того, чтобы здоровье людей было сохранено. Я не вижу в введении QR-кодов ничего плохого, потому это позволяет нам сделать так, чтобы люди были в безопасности. В режиме сегодняшнего времени это все-таки необходимость, которая даже не оспаривается.

Владимир Косов, вице-спикер Госсовета (фракция «Единая Россия»)

Спасение или сегрегация: что говорили про закон о введении QR-кодов в Госсовете Коми

Я говорю от имени врачей, с которыми постоянно поддерживаю контакт. Действительно, наступает истощение. Уже ничто, даже не деньги, не помогают. Гнетет то, что клиническая больница — непрофильная, люди не работают два года, теряют квалификацию. Но и оставить человека умирать дома — тоже преступление. Я совершенно искренне убежден, что надо было раньше все вводить — мы бы сейчас не попали в такую ситуацию.

Это вводится не сейчас, а только в феврале. Может, ситуация улучшится, и вводить вообще ничего не надо будет.

Юрий Колмаков, президент Торгово-промышленной палаты Коми

Я за то, чтобы население страны было здоровым. Я за то, чтобы при выборе между полным запретом на деятельность и введением QR-кодов мы выбирали введение QR-кодов. Но мы обязаны подумать в этом законопроекте было отражено старшее поколение, потому что им нужно объяснить, что это такое и как их делать. Это люди, которые не понимают, что от них хотят. Я за то, чтобы введение QR-кодирование вводилось поэтапно. Эта система может дать сбой, не везде есть интернет, систему могут хакнуть, она может зависнуть, система должна быть полностью отрегулирована. И поддержка бизнесу должна быть.

Вероника Орлова, госпитальный эпидемиолог Коми республиканской клинической больницы

Спасение или сегрегация: что говорили про закон о введении QR-кодов в Госсовете Коми

Введение QR-кодов — это жизненная необходимость. Цифры поражают, умирает очень много людей, и не только пожилых, но и молодых. Есть и беременные женщины, к сожалению. QR-коды введены не только у нас, они введены и в Европе, в других странах, они работают, дают эффект. Введение QR-кодов — это единственное, что спасет наши жизни.

Никто не говорит почему-то, что ковид-сертификаты — это не о вакцинации только. Там три позиции: вакцинация и ревакцинация, медицинские противопоказания, перенесенное инфекционное ковидное заболевание. А вскоре могут появиться и антитела. Это сертификат, подтвержденный QR-кодом, — о коронавирусной инфекционной безопасности. Он дает шанс экономике возродиться, жить нормально. Вот о чем речь идет. Это шанс вернуться к нормальной жизни, это шанс на выживание цивилизации.

Виктор Воробьев, депутат Госсовета Коми (фракция КПРФ)

Пандемия стала большим вызовом для всех нас — для власти, для гражданского общества, для бизнеса. И этот серьезная проверка на прочность для государственных и демократических институтов. Но, к сожалению, не все институты проверку на прочность, как мы видим, выдерживают. Вот уже уполномоченный по правам человека выступает за ограничение прав, а не за их соблюдение. Уже мы предлагаем вводить те, которые будут катастрофическими для бизнеса и для наших граждан, без оглядки на то, в каких условиях у нас на сегодня живут люди в сельской местности.

Получается так, что вместо того чтобы бороться с коронавирусной инфекцией, наше федеральное правительство решило бороться со своими собственными гражданами.

Есть страны со стопроцентной вакцинацией, например, Гибралтар. Там 61 заболевший в среднем в день. Это не значит, что вакцина не работает в плане снижения смертности. Она работает. Это не значит, что она не работает в плане облегчения течения болезни. Она работает. Но вакцина не останавливает распространение инфекции, это на сегодня научные данные. А ограничительные меры, которые предлагаются, они заявлены как останавливающие именно распространение инфекции.

Вот эта сегрегация на вакцинированных и невакцинированных в плане посещения общественных мест не имеет под собой рационального и научного обоснования. В пояснительной записке к этому законопроекту нет ссылки ни на одну научную публикацию. Этот законопроект не будет способствовать борьбе с коронавирусной инфекцией. Нужно закупать лекарства от коронавируса (сейчас они разработаны, в том числе за рубежом), нужно обеспечивать доступность вакцин, в том числе зарубежных, потому что мы дошли до того, что наши граждане настолько не доверяют власти, что они не готовы прививаться российскими вакцинами. Значит нужно диверсифицировать. Нужно работать над медицинской инфраструктурой. Я предлагаю задуматься о реальных мерах по борьбе с коронавирусом, а не об имитации этой борьбы.

У этого законопроекта — существенные юридические и юридико-технические изъяны. Там нарушены все правила юридической техники, которые есть в методических рекомендациях правового управления Госдумы. Это просто абсолютно не только вредный, но еще и безграмотно оформленный законопроект. Такой законопроект поддерживать нельзя.

Маргарита Колпащикова, председатель Коми республиканской организации Всероссийского общества инвалидов

Спасение или сегрегация: что говорили про закон о введении QR-кодов в Госсовете Коми

Я с огромной осторожностью отношусь к этому закону. В республике проживает около 300 тысяч пожилых людей, а людей с инвалидностью — 62 тысячи. Это особая категория людей. Мы делимся на две группы: те, кто бояться умереть, не вакцинируясь, и те, кто бояться сделать вакцину, потому что у них есть проблемы со здоровьем. И не всем нам рекомендована эта вакцинация. Мы попали в страшную ситуацию — мы станем заложниками, если этот закон будет принят. Когда у нас такая сумасшедшая нехватка медиков, мы сегодня не можем пройти обследование для того, чтобы получить медотвод. Мы окажемся опять изолированными, мы не сможем куда-то попадать, выходить. Мы сегодня уже этого боимся. Этот QR-код не получим, такое огромное количество людей не сможет пройти обследование, не сможет получить справку.

Николай Братенков, депутат Госсовета (фракция КПРФ)

Мне непонятно, почему хотят противопоставить людям Госсовет — чтобы он принял, а потом отвечал за это. Получается противоречие: почти 90 процентов населения против, а мы вот сейчас заставим. Зачем такое дело делать? Я не вижу смысла. Противопоставлять Госсовет народу, я считаю, абсолютно противозаконно. Не надо это делать — мы потеряем и без того небольшой авторитет, но не придем к нужному результату.

Геннадий Мошегов, депутат Госсовета (фракция ЛДПР)

Многие выступающие отметили, что у нас на сегодня коечный фонд заканчивается, а медицинский персонал выгорает, врачи уходят из профессии. Основная функция введения QR-кодов — это снижение смертности. QR-коды — это не временная функция, не закончится она ни в июне, не закончится ни в июле. Это своеобразный электронный паспорт.

Татьяна Саладина, депутат Госсовета (фракция «Справедливая Россия»)

Спасение или сегрегация: что говорили про закон о введении QR-кодов в Госсовете Коми

Я даже не понимаю формат этой встречи, но услышала концовку, как замечательно будет, когда у всех будут эти коды. Наша фракция еще летом высказывалась по поводу добровольности вакцинации. И это мнение людей должно быть в приоритете.

Проект постановления Госсовета по поводу федерального законопроекта, по словам председателя республиканского парламента Сергея Усачева, будет дорабатываться с учетом прозвучавших предложений. После этого оно будет вынесено на рассмотрение депутатов.

Кирилл Наумов

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Очевидцы: в Зеленоградском округе на трассе перевернулся автомобиль (фото) Среди заболевших коронавирусом за сутки трое детей и подросток Эксперт рассказал, как обезопасить ребенка в интернете Дятлова: «Может, Калининграду нужна реновация не пятиэтажек, а социальных объектов?» В Светлогорске высаживают почти 30 тыс штук цветочной рассады

Лента публикаций