«Я — не Навальный»: как суд не арестовал обвиняемую по «дадинской статье» калининградку

24.08.2021 21:39 1

«Я — не Навальный»: как суд не арестовал обвиняемую по «дадинской статье» калининградку

В Калининградской области впервые возбуждены два уголовных дела по так называемой «дадинской статье» за неоднократное нарушение установленного порядка публичной акции. Одну из обвиняемых, дизайнера Евгению Федулову, силовики задержали и поместили в ИВС, а после потребовали в суде заключить ее под стражу. Причем сама калининградка утверждает, что не только не собиралась скрываться от следствия, но даже не знала, что ее пытаются привлечь к уголовной ответственности. Вопреки мнению следователя и прокурора, судья не стала отправлять активистку в СИЗО. Впрочем, обвинений по уголовному делу с Федуловой никто не снимал — ей может грозить до пяти лет лишения свободы.

В отношении 45-летней Евгении Федуловой велась проверка по ст. 212.1 УК РФ с июля 2021 года. Калининградку уже вызывали на опрос к следователю и предупреждали, что в ближайшее время пригласят на беседу снова. Однако с тех пор, по словам самой женщины и ее адвоката, никаких сообщений от СК не получали. «Я была уверена, что дело не заведено и проверка закончилась ничем», — отметила адвокат Мария Бонцлер, представляющая интересы обвиняемой.

Когда 19 августа Евгения Федулова и ее подруга Анастасия Нехаева утром подошли к входу в здание генконсульства Польши на Каштановой аллее в Калининграде, путь им преградили люди в штатском. Мужчины не представились и не показали удостоверений, однако их лица были хорошо знакомы активисткам — они пересекались с этими сотрудниками Центра «Э» уже не раз. Федулова вспоминает: «Эшники подошли и сказали: „Не получится!“». Обеих девушек посадили в микроавтобус и привезли в следственный отдел на ул Сергеева. Федулову завели в кабинет, а Нехаева с вещами осталась в коридоре — позже ее допросили в качестве свидетеля.

«Новому Калининграду» Федулова пояснила, что недавно восстановила просроченный загранпаспорт и планировала получить шенгенскую визу: «У всех калининградцев есть загранпаспорт и виза — это не что-то из ряда вон выходящее. Консул пригласил меня на беседу — было назначено конкретное время». Правда, накануне следователь вызвал активистку на допрос. Так как неделю назад ее уже опрашивали по делу ФБК (запрещенная в РФ экстремистская организация, признанная также иностранным агентом, ликвидированная по решению Московского городского суда), и зная о проверке по «дадинсткой статье», Федулова не удивилась. Она уверяет, что перезвонила следователю, чтобы перенести беседу на другой день. «Следователь ничего внятного не ответил. Потом утром ему перезванивала адвокат, которая тоже просила перенести встречу, потому что у нее было плохое состояние здоровья. Вызов на допрос был какой-то очень поспешный и внезапный — ни я, ни адвокат не были к этому готовы», — говорила уже позже в суде активистка.

Только в кабинете следователя Федулова узнала, что в отношении нее все-таки возбуждено уголовное дело, а ее визит в генконсульство сочли за попытку сбежать за границу, поэтому женщину поместят в ИВС. Активистку отвезли в спецприемник на улице Лесопарковой. Зимой она уже успела провести там шесть суток, когда отбывала административный арест после январской акции протеста. Именно это судебное решение впоследствии и явилось одним из поводов для возбуждения в отношении активистки уголовного дела за неоднократное (более двух раз) нарушение установленного порядка проведения публичной акции по ст. 212.1 УК РФ.

Согласно постановлению (копия имеется в распоряжении «Нового Калининграда»), Евгения Федулова трижды в течение полугода привлекалась к административной ответственности по ст. 20.2 КоАП РФ. Помимо наказания за участие в несогласованной акции, суд два раза назначал активистке по 20 часов обязательных работ за участие в пикетах на площади Победы в августе 2020 года: сначала калининградка вышла на пикет после приговора по делу монархистов из БАРС, потом постояла на площади с плакатом «Чей чай, Вова?» в связи с отравлением Алексея Навального.

Заседание по избранию меры пресечения Евгении Федуловой началось в Центральном районном суде 20 августа. Поскольку защита активистки попросила время, чтобы собрать недостающие документы, судья продлила активистке срок содержания под стражей еще на 72 часа и объявила трехдневный перерыв. Когда заседание продолжилось, адвокат Мария Бонцлер ходатайствовала, чтобы на процесс были допущены представители СМИ. Следователь и прокурор были против, поскольку могли «подлежать разглашению сведения, имеющие доказательное значение по уголовному делу». Однако судья «в целях обеспечения гласности» не стала удалять прессу из зала.

Первое, что представила сторона защиты на рассмотрение суда — это характеристика Евгении Федуловой от довольного ее дизайнерскими услугами клиента, а также несколько личных поручительств, в числе которых было письмо, подписанное депутатом облдумы Михалом Чесалиным. Следователь тут же подчеркнул, что уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрено поручительство для совершеннолетнего человека. Но судья все же решила приобщить документы к материалам дела, поскольку они «характеризуют личность обвиняемой».

В Следственном комитете и прокуратуре настаивали на заключении активистки под стражу на 27 суток — до 18 сентября. Мотивировал следователь свое ходатайство тем, что Федулова не имеет постоянного дохода и места жительства в Калининграде, при этом знает, что ей грозит до 5 лет лишения свободы, а значит может скрыться в любой момент.

В качестве главного аргумента следствие использовало тот факт, что в назначенное время активистка не явилась на допрос и «попыталась скрыться», прихватив с собой загранпаспорт, документы для получения шенгенской визы, а также «вещи, необходимые для проживания за пределами РФ». Уже после заседания Федулова пояснила «Новому Калининграду», что в момент задержания при себе в рюкзаке у нее были личные принадлежности, которые «обычно женщина носит в сумке», а также вещи, которые она планировала отвезти домой к матери, поскольку вскоре намерена сменить арендованное жилье на другое.

Следователь просил приобщить к материалам дела копии протокола допроса свидетеля (активисты утверждают, что это сотрудник Центра «Э», чье имя нередко фигурирует в различных уголовных делах в отношении них), а также двух рапортов, составленных сотрудниками УМВД о том, что 19 августа Федулова якобы «намеревалась пересечь государственную границу РФ». Сама же Федулова в суде повторяла, что на момент задержания вообще не знала о том, что уже является фигуранткой уголовного дела — она не давала подписку о невыезде, поэтому могла «спокойно перемещаться куда захочет», но уезжать в этот день за рубеж не планировала.

Адвокат Бонцлер настаивала, что преступление, которое инкриминируют ее подзащитной, средней тяжести, поэтому никаких причин для того, чтобы арестовывать девушку, нет. Она напомнила про уголовное дело по такой же статье в отношении еще одного калининградского активиста — Вадима Хайруллина, который сейчас находится под подпиской о невыезде. «Ваша честь, у них [силовиков] было время в течение суток следить за ней, хватать ее у польского посольства, а вот дождаться ее, чтобы вручить ей повестку, у них не получилось!», — выступила в суде Бонцлер и напомнила, что уголовное дело было возбуждено еще 18 июля. Если и избирать меру пресечения Федуловой, отметила адвокат, то вполне достаточно домашнего ареста — она предоставила на выбор суда сразу четыре возможных адреса проживания подзащитной на это время.

Судья Марта Самойленко не нашла оснований для удовлетворения ходатайства следователя о заключении активистки под стражу, равно как и для удовлетворения ходатайства защиты о домашнем аресте. Следствие, по мнению суда, не предоставило достаточно доказательств того, что Федулова намерена выехать за границу, ведь визу она так и не получила. «Факт нахождения Федуловой около генерального консульства республики Польша с вещами и документами, изъятыми в ходе выемки, не может служить достаточным основанием для доказанности готовности обвиняемой покинуть территорию РФ, а других подтверждений суду не представлено», — заключила Самойленко.

Активистка, которая все заседание не скрывала своего напряжения, после оглашения решения суда облегченно выдохнула и заулыбалась. «Очень удивлена, честно говоря. Я была готова ко всему — даже к самому худшему», — прокомментировала она услышанное.

По мнению Федуловой, преследование за участие в митингах и пикетах, противоречит Конституции РФ и правам человека на свободу собраний и свободу слова. Свое уголовное дело она назвала «политическим» и «полностью сфабрикованным».

«Я — не Навальный»: как суд не арестовал обвиняемую по «дадинской статье» калининградку

Евгения Федулова обнимает мать на выходе из суда

Ожидая в коридоре, когда полицейский получит на руки копию постановления суда и официально разрешит ей отправиться домой, Федулова шутила, указывая на вещи, привезенные ей в ИВС друзьями: «Пришла туда ни с чем, а ухожу с тремя пакетами». Причем, как и когда она сможет забрать изъятый у нее при задержании рюкзак, калининградке так и не пояснили. Бонцлер предположила, что в ближайшее время её подзащитной предстоит явиться в Следственный комитет, где с нее все-таки возьмут подписку о невыезде. Однако следователь, присутствовавший на процессе, никаких указаний по этому поводу обвиняемой не дал и повестки не вручил.

Адвокат пояснила, что самое сложное в данном деле еще впереди — предстоит доказать, что Федулову привлекают к уголовной ответственности незаконно. Бонцлер полагает, что ранее вина ее подзащитной по ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ не была в полной мере доказана, тем более в случае с акцией 21 апреля 2021 года, которую, по ее мнению, вообще нельзя считать несогласованной. «Должен был выйти представитель администрации и сказать: „Вот по этому документу администрация не разрешила вам это мероприятие“. За двое суток подал Волков это уведомление [о проведении акции] и ничего от администрации за это время слышно не было. А по закону то, что не запрещено, то разрешено. То есть люди были уверены, что мероприятие разрешенное. А полиция сама нарушала закон — есть статья за незаконный разгон митинга. Вот эту позицию мы и будем отстаивать», — пояснила Бонцлер.

С большим сожалением Федулова призналась журналистам, что в протестных акциях участвовать больше не будет: «Я — не Навальный, я не герой, чтобы свою жизнь положить на борьбу. Ну не могу я в следующий раз пойти на митинг: вот, берите меня и сажайте. Не могу я свою жизнь гробить в тюрьме... Я бы, конечно, не выжила, там. Это вообще не для меня место — я человек творческий, свободный. Мои взгляды остаются прежними, но так как в нашей стране нет ни свободы слова, ни прав человека, то у нас нет другого выхода».

Текст: Екатерина Медведева. Фото: Виталий Невар / Новый Калининград

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Потери России от коронавируса оценили в 262 млн долларов Виллу Поссекель в Светлогорске признали памятником Власти надеются решить проблему бездомных собак в ближайшую пятилетку Почти каждый второй случай коронавируса в регионе за сутки выявлен у пенсионеров «Содружество» договорилось о строительстве завода в Курской области стоимостью 20 млрд

Лента публикаций