«Это наш дом»: почему чиновники не смогли убедить горожан застроить Суздальский лес

14.12.2020 21:19 3

«Это наш дом»: почему чиновники не смогли убедить горожан застроить Суздальский лес

После многомесячного заочного противостояния по поводу жилой застройки Суздальского леса региональные власти решили наконец сесть за стол переговоров с местными жителями и активистами, выступающими за сохранение деревьев в городе. Туда же чиновники усадили представителя фирмы депутатов-застройщиков Суздальского леса, «Прямые инвестиции», а также приглашенного авторитета — консалтинговое бюро «Стрелка», не позвав при этом прессу. В распоряжении «Нового Калининграда» оказалась запись двух встреч, где обсуждалось будущее зеленой зоны в границах улиц Суздальской и Стрелецкой и мы рассказываем, почему у сторон самого громкого публичного конфликта последних месяцев не сложился диалог.

«Я человек, не имеющий никакой заинтересованности в этом проекте, — начинает первую встречу директор проектов КБ «Стрелка» Елена Мандрыко, представляясь модератором. И здесь сразу есть проблема — у «Стрелки» и областного правительства, которое планирует жилую застройку в Суздальском лесу, есть крупный совместный проект по Октябрьскому острову и занималась им именно Елена Мандрыко. Так что в этом проекте у Мандрыко, может быть, заинтересованности и нет, но отношения с одной из сторон, которая хочет добиться определенного результата, есть. «Я 15 лет проработала в девелопменте и была руководителем девелоперской компании в городе Москве и понимаю все ее сложности», — продолжает свою вступительную речь представитель «КБ Стрелка», очерчивая круг своих профессиональных интересов.

Вступительный доклад Мандрыко, судя по его содержанию, должен вызвать у защитников леса желание пересмотреть свое отношение к сохранению зеленой зоны. Создать парк на этой территории очень дорого (200-333 млн руб.), а потом еще его нужно содержать (13-27 млн руб. в год), но у властей очень мало денег (городские парки недофинансированы в 6-13 раз) и, наконец, плотность застройки — «это не всегда плохо», рассказывает собравшимся человек из «Стрелки». Потом следуют мысли о том, что Калининградская область очень дотационный регион (Мандрыко говорит, что прочитала на местном портале интервью эксперта по региональной экономике Натальи Зубаревич), строительная отрасль — тот редкий островок экономического роста, который остался в бушующем океане пандемической экономики, и он обеспечивает рост доходов областного бюджета. В заключение госпожа Мандрыко напоминает о бедственном положении бюджетников в 90-х, когда бизнес не платил налоги. И здесь уже несколько проблем. Во-первых, почти половина бюджета Калининградской области (и огромная доля «федеральной помощи» региону) является прямым возвратом таможенных пошлин за автомобили, собираемые компанией ГК «Автотор», и к непосредственным доходам и расходам региона отношения не имеет. Если этот технический денежный трафик вычесть из доходов и расходов бюджета, то дотационность области будет не такой драматичной. Во-вторых, по данным Росстата, строительная отрасль в 2020 году не была островком финансовой стабильности. Суммарная прибыль у компаний по виду деятельности «Строительство» упала почти в 4 раза, а в «операциях с недвижимостью» почти втрое.

После длительного и пространного вступления Мандрыко передает слово представителю застройщика — Алексею Распопову, а он оказывается весьма лаконичным, несмотря на то, что многие пришли послушать именно его. Лес — красивый, но пускать туда детей страшно, потому что на ребенка может упасть дерево; компания считает, что зеленую зону нужно перенести в другое место, и готова засадить компенсационным озеленением в счет вырубленных деревьев любой пустырь, на который укажут областные власти. Вот собственно и все, что по состоянию на момент первой встречи с экспертами и общественностью готов сказать местным жителям и активистам Алексей Распопов.

Основной владелец компании-застройщика (50%) «Прямые инвестиции»

Планы Русской православной церкви не намного конкретнее. Ее представитель отец Владимир Доровский, возглавляющий отдел имущества епархии, точно может сказать только то, что планируемый храм не будет больше Кафедрального собора на площади Победы. Впрочем, этого он мог и не говорить: земельный участок РПЦ в лесу меньше площади собора в центре Калининграда, поэтому построить в лесу объект даже такого же размера физически невозможно. «Позиция церкви простая: нужно строить храмы в тех местах, где они востребованы, где есть прихожане. В том районе, развивающемся, у нас храмов нет», — объясняет Доровский и после нескольких вопросов все же обозначает некий ориентир по размеру — строящийся храм на Сельме площадью 600 кв.м.

Третий интересант вырубки леса, ОКБ «Факел», не более предметен в своих планах, чем два предыдущих. Из выступления его представителя следует, что у компании проблемы с кадрами, конструкторский состав весьма возрастной, и чтобы привлечь молодежь, нужно ведомственное жилье. Такого жилья у предприятия нет, поэтому его планируется построить как раз на месте лесного массива. Завершая свое выступление, представитель «Факела» несколько шокирует собравшихся, сообщая, что отдыхать в городе не обязательно — это можно делать на море, поэтому Суздальский лес вполне можно пустить под застройку жильем.

Идиллию застройщиков прерывает выступление одной из местных жительниц, которая отмечает, что «перенести» зеленую зону означает вырубить и засадить где-то пустырь маленькими деревьями. А это означает, что ее поколение и поколение ее детей просто лишатся зеленой зоны. «Может быть, ставить вопрос о том, чтобы сохранить?» — обращается к интересантам застройки и к чиновникам девушка.

Воссоздание полноценной зеленой зоны будет стоить дороже, чем благоустройство Суздальского леса, готова ли это оплатить компания Макарова и Верхолаза, спрашивает эко-активист Анна Алимпиева. Девелопер готов на компенсационное озеленение, говорит Распопов. Компенсационное озеленение — это большая беда Калининграда, парирует Алимпиева. Городские власти собирают с застройщиков деньги, и они не идут на озеленение, уверена эко-активист. «3-5 тысяч деревьев в городе вырубается ежегодно, и ни рубля компенсационных денег не идет на озеленение. Это миллионы, мы бы уже озеленились здесь прямо все. Особенно если бы экономно деньги расходовали», — говорит Алимпиева. Что касается высадки деревьев застройщиками, то практику прошлых лет активист оценивает как «кошмар», и только в 2020 году, по ее оценке, власти как-то начали контролировать, что именно высаживают застройщики. Присутствующие в зале чиновники горадминистрации и областного правительства слова Алимпиевой не комментируют.

В дискуссию вступает эксперт по зеленым насаждениям Александр Матюха. Суздальский лес — дефицитная в этой части города зеленая зона, говорит он. «Мы испытываем тепловое загрязнение и даже не даем себе в этом отчет. Разница между запечатанной поверхностью: асфальтированная или тротуарная плитка или озелененная территрия, затененная деревьям — 6-7 градусов стабильно <...>. Когда-то на Сельме я был свидетелем, как мужчину хватил тепловой удар, и от поднявшегося давления у него случился инсульт. Его пытались откачать прямо на улице. И это было тогда, когда Сельма не была такой как сейчас. Сейчас она местами стала даже хуже», — отметил Матюха, добавив, что уровень шумового давления в Калининграде также растет.

Наличие зеленых зон в городе — его конкурентное преимущество, дающее возможность девелоперам зарабатывать не переселенцах из других регионов, прокомментировал эксперт реплику Елены Мандрыко о влиянии девелопмента на развитие местной экономики. «В регион поперли люди, которые покупают недвижку. Будут ли они считать область привлекательной, когда она будет похожа на Бирюлево или Челябинск? Мы привлекательны, потому что мы сравнительно неплохо озеленены и долгое советское время сохранялся высокий процент озелененности <...>. Близость к Польше, море, зеленый город», — озвучил формулу привлекательности Калининграда для переселенцев Матюха.

Однако создавать особо охраняемую природную территорию в Суздальском лесу не нужно, потому что она слишком мала и даже самое мягкое ее использование, например под парковое пространство со спортивным уклоном, будет нарушением охранного режима. Защита подобных территорий должна осуществляться за счет перевода их в число зеленых зон, отметил эксперт.

Кроме того, Матюха констатировал, что Суздальский лес не является старым: средний возраст деревьев — 20-40 лет, что для произрастающих пород немного, а отмирание отдельных молодых деревьев происходит не из-за болезни, а потому что им не хватает питания из-за густой растительности в отдельных зонах.

Штатный советник губернатора Антона Алиханова по вопросам архитектуры и благоустройства Вячеслав Генне, предварительно пожаловавшись на затянутость мероприятия (подходил к концу третий час дискуссии), начал свою речь с воспоминаний. В 2000-х он работал главным архитектором Светлогорска и там появились люди, которые отстаивали свои права собирать грибы на месте нынешнего Театра эстрады в Светлогорске. Так Генне проиллюстрировал обозначенный им конфликт частного и общественного. Под общественным понималось реализованное намерение построить на морском берегу Театр эстрады, а под частным — привычка собирать грибы, с которой советник Алиханова сравнил инициативу сохранить краснокнижных жуков в Суздальском лесу.

_NVV9656.jpg

Советник губернатора Антона Алиханова Вячеслав Генне

«Отвечая на вопрос, можно ли строить на зеленых территориях, я как архитектор с 25-летним стажем говорю сам себе: да, можно, да, нужно. Можно строить в парке Калинина? Конечно, нужно! Но, конечно, не жилье. Не потому что у него статус... Там может быть один или два ресторана. Хороший культурный центр, может быть, ЗАГС красивейший с пленерными картинами. То же самое в территории напротив (очевидно, имеется в виду зеленый массив на улице Донского, — прим. «Нового Калининграда). Ко всему нужно подходить индивидуально», — заявил Генне, но добавил, что со «строительной элитой» в области дела обстоят довольно плохо и девелоперы продолжают строить дешево.

В заключение советник Алиханова озвучил активистам и экспертам, вероятно, основной подход областных властей к теме Суздальского леса, и он оказался очень похож на шантаж. Власти не будут в ближайшие годы или даже десятилетия тратиться на благоустройство данной территории, так что или сейчас на нее запускают застройщика, или она остается в том же запущенном состоянии, в каком находится. «Меня впечатлило не количество краснокнижных деревьев, а бюджеты, которые необходимы. Мы до сих пор толком не можем доделать Макс Ашман и еще ряд территорий. А тут вообще нога ни проектировщика, ни специалиста паркового хозяйства не ступала», — объяснил Генне.

Подставить плечо коллеге поспешил глава комитета территориального развития и строительства Калининграда Артур Крупин. Он продемонстрировал подход к статистике озеленения, которому, наверное, позавидовал бы областной оперштаб, известный своим творческим подходом к подсчету числа жертв коронавируса.

Калининградские экоактивисты заявляют, что объемы зелени в городе вдвое ниже норматива. Городской генплан действительно предусматривает в среднем 7 кв.м зелени на одного жителя при норме 16 кв.м, начал Купин, но если в городское озеленение засчитать тысячи гектар так называемых городских лесов (территории преимущественно на окраинах города — прим. «Нового Калининграда»), то окажется, что Калининград не только выполняет норматив по озеленению, но и перевыполняет его в разы. Прокомментировать статистическое чудо городского озеленения тут же вызвалась Алимпиева, попросив собравшихся признать, что сквер, парк и лес — это разные вещи, и вот так складывать их все вместе и делить на численность жителей при расчете выполнения нормы городского озеленения едва ли допустимо.

Чиновничью суперсерию продолжила организатор круглого стола, вице-премьер областного правительства Наталья Сибирева, поддержавшая тезис Генне о том, что Суздальский лес — неприоритетная для областного правительства территория, а от денег, которые нужны на ее благоустройство, «глаза лезут на лоб». «Бюджет города Калининграда есть на что — социально-экономические цели — потратить», — объявила вице-премьер.

Потом она пожаловалась, что очень устала от складывающейся ситуации, когда жители не верят обещаниям властей, еще раз напомнила о бомжах в Суздальском лесу, пожаловалась, что ее «поливали грязью во всех статьях», признала, что она, вероятно, последний человек, которого бы хотели видеть на этом круглом столе, и выразила удовольствие от того факта, что ее ребенок и родители не читают интернет и соцсети, добавив набор уже ставших традиционными пассажей о том, как областные власти увеличивают площади зеленых зон в городе и области, не имеющих прямого отношения к теме Суздальского леса.

_NVR9241.jpg

Вице-премьер областного правительства Наталья Сибирева.

Парад мнений чиновников прервал своим выступлением эколог Геннадий Гришанов, начав с идеи застройщика о перемещении зеленой зоны. «Никто 120-летний лес не создаст (таков возраст отдельных деревьев в Суздальском лесу — прим. „Нового Калининграда“). Это ценная территория. Там появился восковик-отшельник. Он в международный Красной книге, и каждое десятое дерево — либо реальное или потенциальное место нахождения краснокнижных видов. <...> За уничтожение местообитания краснокнижных видов наступает уголовная ответственность. Готов ли застройщик, посмотрев на разбросанные старые деревья и уничтожив их — иначе застройки не будет, — нести уголовную ответственность?». Застройщик на вопросы не ответил, но эколог продолжил их задавать. «Почему в собственности лесной участок, с какого перепуга?!» — недоумевал Гришанов. На этот раз молчала Сибирева. Именно с ее решения как главы управления Росимущества о передаче половины Суздальского леса в аренду «под спорт» начался процесс отчуждения земли в пользу застройщика.

Появление краснокожных жуков в этом лесу — очень серьезная проблема для властей. Перед любой строительной активностью в данной зоне нужно делать экологическую экспертизу, которая, скорее всего, покажет, что места проживания ценных жуков находятся по лесу «в шахматном порядке» и никакой застройки не получится. «Восковик-отшельник будет во веки веков проклят администрацией области и всеми застройщиками», — предрек развитие событий с застройкой данной зоны Гришанов.

Жителей данной территории беспокоит в первую очередь отсутствие парковой зеленой зоны поблизости, отметил представитель инициативной группы жителей Евгений Токарь, собравший около тысячи подписей против вырубки зеленой зоны. В активно застраиваемой северо-восточной части города почти нет благоустроенных парковых зон, но данное пространство местным жителям «жизненно необходимо», сделал акцент Токарь.

Конфликт вокруг Суздальского леса — это модель ситуации, показывающая, что власти не научились слышать жителей своего города и стремятся принимать решения не в пользу простых людей, а в пользу привилегированного класса застройщиков, в завершении встречи поддержала Токаря Анна Алимпиева. «Горожан не ставят вообще ни во что, — эмоционально декламировала экс-преподаватель БФУ им. И. Канта. — Вы говорите, что вы с застройщиком на градостроительном совете обсуждаете, а для нас всегда это сюрприз».

Вторая встреча прошла через три недели в онлайн-формате. «Стрелка» предложила собравшимся сказать, от чего они готовы отказаться во имя компромисса. Представитель застройщика Алексей Роспопов, как и в прошлый раз, попытался выступить максимально неконкретно: щадящую застройку девелопер готов рассмотреть, но все зависит о того, что такое щадящая застройка, а поскольку неясно, что это такое, то и рассматривать пока нечего.

Активисты и общественники оказались значительно предметнее. Эксперт по зеленым насаждениям Александр Матюха отметил, что на всей зеленой территории площадью в 9 га должен быть создан парк и «жертвовать абсолютно нечем». «Я не считаю оппонентом застройщика, который преследует коммерческие цели, я считаю оппонентом органы власти, выступающие за распределение земельных участков на территории города. И этим оппонентам я готов предложить замечательный повод, чтобы продемонстрировать реальный диалог [власти и общества] и повысить уровень доверия к органам власти. Представители застройщика предлагают озеленить пустырь, а почему бы им не застроить этот пустырь, а парк не застраивать? Неужели на этих 9 га сошелся свет?» — недоумевал Матюха.

От лица оппонентов выступила Сибирева, поспешив заявить, что «к этой территории правительство области и руководство горадминистрации не имеют никакого отношения». Если во время первого круглого стола она обращала внимание на то, как дорого сделать парк, то теперь начала убеждать собравшихся в том, как сложно правительству области и городским властям будет забрать себе земельный лесной массив. Сначала нужно будет договориться с Росимуществом отдать участок, который сейчас у него, а также те, что передали РПЦ и ФСБ, а потом получить землю у застройщика. Вариантов обмена с компанией депутатов в правительстве не видят. Если застройщик отдаст землю властям, свою землю правительство должно будет выставлять на аукцион, и не факт, что в нем победит застройщик, уверяет вице-премьер.

«Игру» «Стрелки» не стала поддерживать и экоактивист Анна Алимпиева. «Мы как горожане каждый день жертвуем своим городом или здоровьем и получаем объекты плохого качества, — начала экс-преподаватель БФУ им. И.Канта. — Я готова пожертвовать городским пустырем, где нет сформированной экосистемы».

По словам Алимпиевой, застройщик в этой истории не является оппонентом общественности, он ее часть, правда, почему-то с более привилегированными правами. При этом ко второму мероприятию застройщик не потрудился представить даже примерного видения, как он собирается застраивать данную территорию и в каком объеме вырубать лес, что обесценивает происходящее обсуждение. Суздальский лес должен стать точкой невозврата, когда власти больше не будут ставить горожан в положение такого выбора. «Давайте это будет последней историей, когда возникает такое противостояние горожан и других горожан в статусной позиции», — заключила Алимпиева.

Не стали подыгрывать «Стрелке» и местные жители. Активист Евгений Токарь заявил, что жители не готовы жертвовать своим парком. «Суздальский парк — это наш дом, и жертвовать одной комнатой [в нем] мы не будем. Мы не сдадимся. Мы будем продолжать», — сказал Токарь, объясняя чиновникам, что активистам уже удалось объединить вокруг свой проблемы тысячу человек, и если давление со стороны застройщиков и чиновников не прекратится, то число протестующих против застройки будет нарастать и они будут искать выход для решения проблемы на федеральном уровне. На это Сибирева предложила «заинтересованным лицам» выкупить землю в лесу у компании Макарова и Верхолаза. Алексей Распопов цену не назвал, но напомнил, что Суздальский лес возник на территории стрельбища и по его опыту «старое приспособить под нужды жителей возможно, но во сколько это выльется [непонятно] и никто гарантий не даст». «Создадут инициативную группу, отдадут эту территорию вам, но не факт, что эта территория не погибнет через те же 10 лет. И через 10 лет не вырастет уже новая территория, которая была предназначена под цели рекреации и отдыха», — продолжал настаивать на переносе зеленой зоны застройщик.

«Что я должна им (соседям, которые выступают против застройки — прим „Нового Калининграда“) сказать в глаза, что территория не в нашей собственности, ребята? Мы простые жители, у нас с вами денег нет, а те, у кого деньги, могут делать на этой территории все что угодно, и вы потом говорите, что мы должны испытывать какое-то доверие к власти», — эмоционально высказалась местная жительница Дарья. «Почему у нас проще вырубить деревья? Вы гуляли здесь? Я гуляю здесь с ребенком каждый день. И я не одна», — продолжила она. На этом сущностное обсуждение проблемы завершилось, и «Стрелка» предложила свой вариант застройки по краям участка с выходом 54 тыс. кв.м жилья, 1,3 тыс. кв.м коммерческих помещений. Застройщик сказал, что «сходу» прокомментировать предложение «Стрелки» не может.

_NEV1728.jpg

Наконец, Токарь задал, вероятно, главный вопрос почти шестичасового обсуждения: о том, как обстоят дела с подписанием проекта постановления по переводу леса в зону жилой застройки — и тут выяснилось, что власти исключили этот вопрос из проекта постановления. То есть теперь застройщику, чтобы добиться права на строительство, нужно заново выходить на общественные слушания и просить откорректировать правила землепользования и застройки. Сейчас он ничего строить не может. Это сильно меняло переговорные позиции сторон.

Вице-премьер Наталья Сибирева все же предложила определиться, будут ли местные жители обсуждать вариант «Стрелки», но они ответили, что это возможно только после публичного обсуждения, к числу которых прошедшие встречи не относились.

Текст — Вадим Хлебников, фото — Виталий Невар.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Число заразившихся коронавирусом в мире перевалило за миллион Суд арестовал «будущие поступления» экс-подрядчика онкоцентра по иску «Мегаполиса» «Вертолеты России» хотят вложить 400 млн руб. в калининградский авиаремонтный завод Оборот калининградских малых предприятий в первом полугодии упал на 13% В прокуратуре решили обратить внимание на проблемы детей-сирот и дольщиков

Лента публикаций