Вся страна стала «красной»: как COVID застал власти Польши врасплох и при чем тут аборты

28.10.2020 21:29 2

Вся страна стала «красной»: как COVID застал власти Польши врасплох и при чем тут аборты

Вторая волна пандемии COVID-19 захлестнула всю Европу. Резкий рост заболеваемости наблюдается даже в тех странах, которые отлично справились с коронавирусом весной, например, в Чехии и Словакии. Статистика в государствах, которые особенно тяжело перенесли первую волну, таких как Италия, Франция или Испания, вновь выглядит пугающе. Польша не стала исключением на этом фоне: с начала октября число заболевших в граничащей с Калининградской областью республике стремительно растет. При этом, кажется, никто из правящих страной политиков такого не ожидал. Вопреки всем научным прогнозам, слишком много людей в том числе в правящих элитах поверили, что проблема COVID-19 уже позади.

Лето в Польше прошло довольно спокойно. За всё время каникул суточное число новых заболевших COVID-19 ни разу не превысило тысячи. До конца июля вообще держались оптимистичные показатели — по 200-300 новых случаев в день. Все отвлеклись на отдых: после мартовско-апрельского локдауна царило ощущение, что каникулы превыше всего и все мы их по-честному заслужили. Поскольку некоторые европейские страны все-таки открыли границы и разрешили впускать туристический поток, часть поляков не смогла отказаться от летних путешествий на юг, хотя бы в Грецию или Хорватию. Большинство, впрочем, предпочло отдых на родине: отечественные курорты были забиты. На фотографиях с пляжей и горных маршрутов можно было увидеть толпы, ни о каком соблюдении дистанции в которых речи, разумеется, не шло. Маски на лицах в летнее время стали скорее исключением, нежели правилом. Владельцы отелей и пансионатов жаловались, что гости на просьбы надеть маски часто реагируют агрессивно. В итоге отельерам приходилось платить штрафы за несоблюдение эпидемического режима и терпеть поведение своих постояльцев.

В одном из репортажей, показанных по польскому телевидению, журналист спросил отдыхающего на море туриста, не боится ли тот заразиться. Мужчина. держащий за руку дочь школьного возраста, ответил честно: «Если нам все равно придется заразится, когда начнется учебный год, то мы предпочитаем заразится на каникулах». Последние недели октября, кажется, подтверждают преимущество такой позиции. В сентябре взрослые вернулись на работу, а дети — в школы. На улице похолодало, люди стали больше времени проводить в закрытых помещениях. Результат проявился уже к концу месяца, хотя какое-то время держался ниже психологической отметки в 1000 новых случаев за сутки. В октябре число новых заражений стало увеличиваться на тысячу изо дня в день. Сейчас в Польше практически ежедневно регистрируется рекордное число новых заболевших COVID-19. Последний (на момент публикации материала) рекорд — 18 820 случаев за сутки — зарегистрирован 28 октября, по этому показателю Польша обогнала Россию (в РФ 28 октября было зарегистрировано 16 202 новых случая коронавирусной инфекции — прим. «Нового Калининграда»).

Ежедневное количество случаев заражения, выздоровления и смерти от COVID-19 по данным сайта koronawirusunas.pl. Красный цвет — заражения, черный — смерти, зеленый — выздоровления (диаграмма масштабируется).

Весной польское правительство оперативно решилось на введение локдауна — вскоре после выявления первых случаев заболевания COVID-19 на территории страны. Таким образом удалось сдержать развитие эпидемии, предотвратить перегрузку системы здравоохранения и создать в обществе чувство относительной безопасности. Польские власти посчитали свою стратегию успехом, но парадокс этого успеха заключается в том, что он привел к ложному ощущению, что новая коронавирусная инфекция — не такая уж и опасная, как представлялось поначалу, а может быть никакой эпидемии и вовсе нет.

Убежденных ковид-диссидентов в Польше немного, и это, как правило, прежде всего те люди, которые много теряют из-за ограничений, то есть представители малого и среднего бизнеса. По результатам проведенного в начале октября опроса, 47% поляков считают пандемию COVID-19 очень серьезной угрозой, 17% опрошенных заявило, что не верит в нее и считает ее вымыслом политиков, СМИ и фармацевтических компаний. Как ни странно, число «неверующих» оказалось существенно выше среди молодых людей 18-34 лет. Почти треть из них разделяет ковид-скептические взгляды. Но если попробовать сравнить эти цифры с повседневным поведением граждан, то выводы напрашиваются другие: еще неделю-две назад можно было подумать, что в коронавирус не верит подавляющее большинство поляков. В публичном пространстве люди не сохраняли дистанцию, в магазинах носили маски только потому, что надо — носили по всякому, но только не таким образом, чтобы они одновременно закрывали и нос, и рот. Пренебрежение к мерам безопасности, как официальным, так и продиктованным здравым смыслом, было повсеместным.

Перед вторым туром президентских выборов, который состоялся 12 июля, премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий заявил, что коронавирус отступил и его не надо больше бояться — чтобы мотивировать избирателей, в том числе людей в возрасте, прийти и проголосовать («Газета Выборча» в ответ выпустила материал с издевательским заголовком «Моравецкий отменил пандемию, чтобы пенсионеры пришли на избирательные участки» — прим. «Нового Калининграда»). Сейчас эти слова часто вспоминаются как пример манипулирования общественным сознанием ради достижения политической цели — переизбрания Анджея Дуды президентом Польши.

Анджей Дуда был переизбран, а премьер-министр, кажется, поверил своим собственным словам несмотря на то, что они не подтверждались научными моделями развития пандемии. В итоге польские власти не готовились к осенней второй волне, невзирая на заявления эпидемиологов о том, что она неизбежна. Пока на улице было тепло и продолжались каникулы, сами поляки тоже были не сильно обеспокоены ситуацией с распространением коронавирусной инфекции и не следили пристально за подготовкой ко второй волне. Даже в системе образования к осени не было разработано алгоритма с учетом потенциальной необходимости перевода всего процесса обучения на удаленный режим — власти ограничились предписанием, обязывающим директоров школ переводить учебный процесс в онлайн только по согласованию с санитарно-эпидемиологической службой. Вот только дозвониться в любое из отделений этой службы крайне сложно — данная проблема возникла еще весной, а для того, чтобы как-то разгрузить очередь звонков, за последние месяцы не было сделано ничего — и директора школ тут не исключение. Некоторым из них приходилось принимать решение о закрытии школ самостоятельно, на свой страх и риск, в том числе потому, что большинство учителей оказывалось на карантине и вести уроки было просто некому.

Одна из общественных организаций официально запросила в Минздраве документ, содержащий описание стратегии борьбы с пандемией COVID-19 на территории Польши осенью 2020 года — и получила в ответ лишь пару страниц с общими положениями, не содержащими никаких подробностей, либо сценариев действий в зависимости от того, как развивается ситуация, никаких потенциальных вариантов решения возникающих проблем. «Мы упустили последние месяцы», — эту фразу часто повторяют врачи и эпидемиологи, когда их спрашивают об уровне подготовки к осенней волне эпидемии.

Поэтому, в октябре, когда произошел резкий скачок числа заболеваний, вся Польша с некоторым удивлением встретила ужасающие кадры из перегруженных пациентами больниц, новости о том, что машины скорой помощи по несколько часов стоят в очередях на приём, что от коронавирусной инфекции умирают люди, порой даже очень молодые. Еще сильнее удивляются те, кто заболел и вдруг оказывается перед сверхсложной задачей — пройти системный лабиринт, чтобы получить помощь или хотя бы сделать тест. Звонки в санитарно-эпидемиологическую службу, как уже было сказано, дело довольно бесполезное, а вообще в Польше существует рекомендация не делать тесты при отсутствии тяжелых симптомов и просто переболеть, оставаясь, если это возможно, в изоляции.

Весной в соцсетях среди поляков царил вопрос-аргумент: «Знаете ли вы кого-нибудь, кто заболел ковидом?». И дальше следовал ответ-вывод: «Я — нет» (а значит, нет никакой эпидемии). Сейчас заболевших стало так много, что вдруг среди них появились друзья, знакомые и даже родственники. СМИ практически каждый день дают информацию о знаменитостях — актерах, журналистах, политиках и звездах эстрады, которые ковидом заболели, и о тех, которые от ковида скончались. В субботу, 24 октября, заражение коронавирусом подтвердили у президента страны Анджея Дуды, который во время своей президентской компании четко высказывался за то, чтобы вакцинация от COVID-19 не была обязательной, приводя в качестве аргумента то, что он никогда «не прививался от гриппа, потому что нет».

В октябре власти приняли решение организовать полевые госпитали. В Варшаве для этого решили приспособить помещения национального стадиона. Однако сразу же возник вопрос: кто будет заниматься больными? Ведь развернуть дополнительные койко-места, оборудовать помещения — несложно, даже количество аппаратов ИВЛ — не такая большая проблема, как медицинские кадры, которых критически не хватает. В течение последних десятилетий проблема оттока врачей и медсестер, которые уехали из Польши, чтобы работать за большие деньги в Норвегии, Швейцарии или Германии, не находила ни политического, ни общественного внимания.

Все это в совокупности вызывает все больше опасений. Все чаще возникает ощущение, что никто не контролирует положение дел в стране.

Еще в начале августа были придуманы «желтые» и «красные» зоны. Таким образом можно было точечно вводить ограничения в тех регионах Польши, где ситуация усложнялась. Одновременно представители власти дружно повторяли, что второго локдауна не будет и что жертвовать экономикой нельзя. 10 октября правительство решило, что «желтая» зона с соответствующими ограничениями — это вся страна. С 24 октября вся Польша стала «красной», а ограничения — еще более жесткими. С субботы в стране закрыты кафе и рестораны. В школах стационарно учатся только младшеклассники (1-3 классы). Старшеклассники были переведены на дистанционное обучение, и практически сразу же начались сбои в работе школьной онлайн-платформы. В обществе муссируются слухи, что вместо этого ползучего локдауна, который по сути имеется, скоро будет введен настоящий — если только не случится внезапного падения ежесуточного прироста новых заболевших. С одной стороны многие понимают, что жесткие ограничения — единственный способ вернуть хотя бы частичный контроль над развитием эпидемии в сложившейся ситуации, с другой для огромного числа поляков это будет означать серьезные финансовые проблемы.

Вся страна стала «красной»: как COVID застал власти Польши врасплох и при чем тут аборты

Протестующие против решения Конституционного суда перед домом Ярослава Качиньского в Варшаве.

Популярной политической стратегией в ситуации кризиса является подмена повестки. Таким образом интерпретируется и недавнее решение Конституционного суда Польши, который который с 2015 находится под контролем правящей партии, по абортам. Группа право-радикальных депутатов обратилась в КС с вопросом, является ли конституционным прерывание беременности в случае серьезных пороков развития плода. Здесь нужно оговориться, что в Польше с 1993 года действует один из самых жестоких в Европе законов, регулирующих доступ к абортам. Положение о серьезной инвалидности плода было одним из трех исключений, допускающих легальную процедуру. Ежегодно в стране проводится около 1000 легальных абортов, 97% из них — именно из-за пороков развития плода. Вообще вопрос абортов является одной из самых ярких политических дискуссий в Польше. К полному запрету стремятся католическая церковь и околцерковная среда. Но опросы, как правило, показывают, что около 50-60 процентов поляков высказываются за либерализацию доступа к прерыванию беременности, а подавляющее большинство при этом точно против любого ужесточения действующего закона.

Но в минувший четверг Конституционный суд, председателем которого ныне является хорошая знакомая Ярослава Качиньского (глава правящей консервативной партии «Право и справедливость» — прим. «Нового Калининграда»), вынес решение, что процедура аборта в связи с серьезной инвалидностью плода противоречит польской Конституции. В тот момент, когда данное решение будет официально опубликовано, аборт по этой причине станет в Польше нелегальным. Первые стихийные протесты против данного решения последовали в тот же день. Сейчас они только набирают обороты. Возможно, власти рассчитывали, что протестовать выйдут преимущественно феминистически настроенные женщины, и с помощью подконтрольных СМИ эту волну можно будет как-то нейтрализовать, но просчитались. В крупных городах на улицы выходят тысячи людей, среди которых очень много молодежи. К протестам подключаются представители различных сфер, в том числе фермеры, недовольные последними законопроектами, профсоюзы, таксисты, и даже футбольные фанаты. Несложно догадаться, что речь в такой ситуации идет не только об абортах — людей попросту все достало. Беспомощность в борьбе с пандемией и неясные перспективы ближайших месяцев в том числе.

Вероятно, стихийность, массовость и радикализм нынешнего протеста удивили польскую политическую элиту еще сильнее, чем вторая волна COVID-19. Как все это закончится, пока предсказать сложно.

Текст: Паулина Сигень

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В Евросоюзе изымаются из оборота купюры достоинством в 500 евро Коронавирус за сутки выявили у 40 детей, школьников и студентов Калининградцу присудили заплатить 50 тыс. руб. за выловленную в Шешупе рыбу ПФР: пенсии неработающих калининградцев увеличатся на 6,6% В калининградском аэропорту задержали жителя Сочи за курение в самолете

Лента публикаций