Край обманутых надежд: как живет Мысовка, где всё никак не построят новый мост

01.02.2020 9:09 0

К сегодняшнему дню две части маленькой Мысовки, разрезанной пополам речкой Разлив, уже месяц как должны были быть надежно связаны новым мостом. Но жители заречной части поселка продолжают привычно скользить по мокрым деревянным мосткам аварийного понтона, привычно ждать зимнего шторма, который привычно отрежет их от цивилизации, а то и вовсе унесет хлипкую понтонную конструкцию куда-то в сторону Литвы (так уже бывало, и не раз). Летом мост закрывали на три месяца, ездить по нему было небезопасно. Все надеялись, что к концу года проблема будет решена. Однако нового моста в Мысовке не случилось и раньше осени теперь не случится. Местные не удивились — кажется, они уже не верят в саму возможность замены понтона.

Погожим днем среди бесснежной зимы переправа — самое людное место в поселке. Несколько рыбаков бесстрашно расставили стулья прямо на шатком скользком понтоне, еще с десяток мимикрируют под прибрежную растительность, так что выдают их лишь торчащие из кустов удочки.

«Да как было, так и есть, тут конь не валялся, — кратко описывает ход реконструкции Валерий, он пристроился с удочкой на стульчике на краю понтона. — При мне приезжали, здесь все снимали, фотографировали, говорили: все, к Новому году вы пойдете, люди, по новому мосту. Но нового моста так и нету. И старый рушится. Когда больше воды, она затапливает вот этот пятак, и все».

Часть моста действительно скрылась под водой, хотя погода в последние несколько дней была хорошей. На понтоне деревянный настил — его положили сами пешеходы, чтобы не хлюпать по захватившей значительную часть переправы луже. Мост старый и ржавый, вольностей вроде перил суровая конструкция себе не позволяет.

«Если много воды и лед будет стоять, вода будет колотить, биться о мост — тогда люди останутся вообще без моста. Когда ледостав будет, вот точно останутся», — спокойно продолжает Валерий. К такому здесь давно привыкли, заречная часть Мысовки стабильно оказывается сама по себе хотя бы раз в год.

В сильные шторма понтон имеет нехорошую привычку трогаться с места и устремляться иные широты, рассказывает Арсен. Молодой человек вырос в Мысовке, а сейчас приехал навестить родителей. Сам он давно перебрался в места с более стабильным сообщением с миром. «Сейчас вот укрепили берег, его хоть не срывает. Раньше его еще и срывало, уносило. Я один раз на дискотеку пошел, прихожу — понтона нету. А тут в обходную километров шесть идти по дамбе», — вспоминает Арсен.

В Мысовке проживает около 300 человек, и речкой Разлив он разрезан на две почти равные части. В заречной проживает около 130 человек.

Дамба, о которой говорит молодой человек, часто используется местными как объездная дорога. Именно объездная, потому что пешком до нее не очень и дойдешь. Проблема в том, что ездить там нельзя категорически, если со старой немецкой дамбой что-то случится, не поздоровится всем. Но большегрузы в нарушение правил спокойно въезжают под «кирпич», потому что кто их на этом краю мироздания поймает. А вот легковому авто проехать уже непросто — так разбили дорогу.

«Конечно, все это сильно напрягает. Никуда не проехать, ничего. Вот так вот попробуй на работу и все это — едешь, и того и смотри, как бы не завалиться. Деревянный мосток этот — машины ездят, брызгают на него; чуть подмерзает и скользко, того и смотри, что завалишься. Сколько таких случаев было. Одна женщина с работы шла, темновато было. Понтон разошелся, и она попала в ямину, ногу сломала. Долго она на больничном была», — описывает поселковые будни Инна Ивановна. Она прожила в Мысовке большую часть жизни. К быту на этом обитаемом «острове» она как могла приспособилась. В магазин старается ходить пореже (в заречной части поселка его нет), даже купила хлебопечку. А вот ее 80-летняя мама из дома уже почти не выходит — в заречной части поселка ходить особенно некуда, а понтонная переправа для пожилой женщины преграда непреодолимая.

Скорая, пожарная сюда «боятся, но ездят» — когда по мосту можно передвигаться, конечно, продолжает женщина. Школьный автобус останавливается в «материковой» части поселка. «Детей родители провожают, в школу и со школы, одних стараются не пускать. Даже был случай, когда начинается корюшка весной, дети в школу идут, уже взрослые такие, 9-10 класс, так одну столкнули. Сидят рыбаки на деревяшках, чтобы в воде не сидеть, и ее толканули. Они наглые приезжают, не местные», — рассказывает Инна Ивановна.

У переправы установлен знак, ограничивающий массу авто, которые могут въезжать на мост — 10 тонн. Но ее часто игнорируют. Совсем плохо дела у понтона пошли после того, как в заречной части поселка началось активное строительство, хором рассказывают «аборигены». Тяжелая техника нанесла переправе непоправимый ущерб. «Вот видите, „новые русские“ строят дома. И вот эти вот КАМАЗы перли по понтону, и он расстегивается. Там, видали, даже плиты есть? Они накладаются, где понтон смыкается; с одной и с другой стороны между этими понтонами железные створки, в двух местах уже нету — оно что разошлось, ухнуло и утонуло», — говорит Инна Ивановна. Феномен массовой застройки остается для нее загадкой. «Не знаю, чего они сюда ездят. Комаров кормить разве что. Что у нас тут хорошего?» — недоумевает женщина.

Хорошего в Мысовке и правда осталось немного. Жизнь теплится вокруг единственного «образующего» предприятия — «Рыбака Балтики». Контора рыболовецкого колхоза находится в «материковой» части поселка, ютится в старом здании клуба вместе с библиотекой и детскими кружками. Интерьеры недвусмысленно намекают на то, что колхоз знавал куда лучшие времена.

Именно «Рыбаку Балтики» мост принадлежал изначально. Колхоз купил переправу у понтонной военной части году эдак в 92-м или 93-м, точнее бессменный председатель колхоза Петр Рамейко уже и не помнит. «Были фирмы по распродаже военного имущества в Риге, тогда еще рижский [военный] округ был. И мы его приобрели по тем деньгам за 1 млн 300 тыс. рублей. И он стоял у нас на балансе до 2016 или 2014 года, потом мы передали его на баланс администрации Славского городского округа», — рассказывает Рамейко. Он из местных, в Мысовке живет уже без малого 70 лет.

За 20 лет эксплуатации за мостом толком никто не ухаживал, в том числе и колхоз, признается председатель «Рыбака Балтики». «Хотя мы были собственники этого моста, но на содержание всей инфраструктуры, в том числе и этого моста, мы просто... Он к нашей хозяйственной деятельности не имеет никакого отношения. Поэтому мы как могли, так и содержали его — ремонтировали иногда, красили, — рассказывает Рамейко. — Такие военные понтоны особо не ремонтируются, там особая военная сталь, и она не варится обычно, она как из сот состоит».

Мост капитально ремонтировали только один раз, но стало еще хуже. «Глава администрации тогда взял тот мост, который был, с теми звеньями, это был 2012 или 2009 год, уже не помню, и заменили на другие звенья. Но тоже старые, еще и хуже, чем были. Мы не возражали как собственники этого моста. Не знаю, как они это сделали, какие суммы были заплачены за ремонт, не могу этого сказать», — говорит мужчина.

В принципе, мост мог бы еще постоять, если бы некий «бизнес» не решил, что иметь домик в Мысовке — неплохая идея, тут председатель колхоза с жителями «заречья» солидарен. Каждая секция моста должна выдерживать нагрузку в 60 тонн. Но благодаря большегрузам больше не выдерживает.

«Там сейчас 10 тонн ограничение. Это мы уже добились в свое время, чтобы как-то ограничить транспортировку. Но этот знак ничего не дает, никто его не соблюдает. ГАИ может оштрафовать на 100 рублей, и все дела. Люди „непростые“ возят песок. Вот такая история. И, можно сказать, „добили“ этот мост. И вот сейчас он в том состоянии, в котором есть. Необходима или замена звеньев, или замена всего моста, или капитальный ремонт», — говорит глава колхоза.

Летом прошлого года движение по мосту и вовсе остановили на три месяца — стало слишком опасно. «Было уже совсем на грани того, что может ЧП произойти, что в любой момент он может оборваться, обрезаться, и он вместе с машиной уйдет. А глубина здесь канала очень большая, где-то порядка 8 метров по центру. Движение транспорта по такому мосту сегодня небезопасно», — продолжает Рамейко. Срочно реанимировать мост пришлось все тому же колхозу, хотя к тому моменту он давно стоял на балансе городского округа. Помог один из местных бизнесменов.

О ситуации с мостом в Мысовке заговорили еще раньше, в конце 2018 года, когда часть поселка в очередной раз оказалась отрезана от мира. В апреле 2019 года местный прокурор через суд суд обязал местные власти обустроить новую переправу через Разлив. В июне областные власти выделили на новый мост 27 млн рублей. В ноябре администрация Славска заключила контракт на поставку и монтаж новых понтонных звеньев для устройства переправы в поселке Мысовка с ООО «ВентаРегион».

Новый мост в поселке должен был появиться к 25 декабря прошлого года. Так было написано в контракте, который местные власти заключили с подрядчиком в ноябре 2019-го. Но подрядчик к работам в итоге толком даже не приступал — почти сразу после подписания контракта компания вступила в переписку с областными властями и просила переделать техзадание. По мнению подрядчика, в спроектированном виде — без освещения, перильных ограждений, спасательных кругов, и т.д. — понтон права на существование не имеет, его не зарегистрирует Речной регистр. В компании утверждают, что предлагаемые ей изменения в техзадание даже не увеличили бы стоимость контракта.

«Переписка продолжается уже почти два месяца. Неужели ни у кого не хватило профессионализма провести одно совещание и снять все вопросы. Губернатор деньги выделил своевременно. Люди ждут, оперативные службы до жителей добраться не могут. Покойников и больных, да и стариков будем носить на руках с опасностью свалиться в ледяную воду. Усилю контроль за решением проблемы», — писал в своем Facebook депутат Госдумы Александр Пятикоп в ноябре 2019 года.

Однако в областном правительстве сочли, что изменения внести невозможно. Там настаивают, что это привело бы к ухудшению проекта — в частности, сократило бы ширину моста на метр. Губернатор Антон Алиханов даже заявил, что если менять условия контракта — «это в тюрьму надо садиться», а к такому повороту событий молодой губернатор оказался явно не готов. В итоге контракт с подрядчиком расторгли. Деньги и надежду Мысовке, правда, оставили — теперь мост обещают построить к сентябрю.

В то, что мост к сентябрю все-таки появится, Петр Рамейко и его односельчане не верят. «У нас же бюрократия. На мой взгляд, затяжка умышленная. Мы уже люди опытные, я здесь живу 67 лет и руководителем давно работаю, поэтому знаю, что это и как это. Сложно говорить, что что-то очень быстро изменится, сегодня все делается очень медленно», — резюмирует председатель колхоза.

Даже если новый мост к сентябрю в Мысовке все-таки появится, видимо, это будет очередная инкарнация старого военного понтона, то есть переправа без излишеств. К тому же до сентября еще надо дожить. Пока погода позволяет поселковым относительно спокойно добираться на работу и в школу, но ситуацию может радикально изменить первый же сильный шторм. Гарантии, что мост опять не придет в полную негодность или вовсе не сорвется с привычного места, не может дать никто.

Текст — Алла Сумарокова, фото — Виталий Невар / Новый Калининград

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Вечерний @Калининград: агрессивное воспитание, коньяк с Церетели и все дороги ведут Суд оштрафовал мини-маркет, в котором продавали пиво несовершеннолетним Жители Советска в этом году довольны елкой, но продолжают завидовать Неману В мэрии объяснили, почему в районе Артиллерийской плохо развита инфраструктура Вечерний @Калининград: министры на выход, Роскосмос на вход, остальные готовятся

Лента публикаций