«Горе семьям»: почему калининградцы просят кабмин смягчить ограничения на выезд из РФ

26.09.2020 7:19 4

«Горе семьям»: почему калининградцы просят кабмин смягчить ограничения на выезд из РФ

В конце сентября жители региона направили обращение премьер-министру Михаилу Мишустину, в котором попросили смягчить ограничения на въезд и выезд из России для отдельных категорий калининградцев. Из-за мер, принятых в связи с распространением коронавируса, те, кто в июне смог уехать в другие государства на работу и учёбу, теперь не могут вернуться к семьям и посетить консульства для продления национальных виз. С проблемами также столкнулись водители-дальнобойщики, трудоустроенные в иностранных компаниях. Корреспондент «Нового Калининграда» попросил жителей региона рассказать, почему они решили обратиться к председателю кабмина.

Российские власти ввели ограничения на выезд за границу из-за коронавируса в конце марта. В результате десятки жителей региона не смогли попасть в соседние государства по трудовым договорам, учёбе и семейным обстоятельствам. Как писал «Новый Калининград», из-за запрета на выезд в затруднительной ситуации тогда оказались свыше ста жителей области. В начале июня калининградцам, работающим и обучающимся за границей, разрешили однократный выезд. Исключение также сделали для россиян, которым нужно отправиться в другую страну на лечение или для ухода за родственниками.

Однако сегодня у жителей региона, выехавших в другие страны по визам D, которые выдаются не более чем на год, истекает срок действия документов. Чтобы его продлить, нужно возвращаться в область. Из-за ограничений калининградцы не могут приехать и к своим семьям.

Проблемы также возникли у водителей-дальнобойщиков, работающих на иностранные компании. За границу сегодня выпускают только тех, кто следует на грузовых автомобилях, однако сотрудники зарубежных фирм, как правило, пересекают границу своим ходом и забирают большегрузы на территории иностранного государства. Из-за ограничений многие такие водители не возвращаются домой, чтобы не потерять работу.

В конце сентября региональная общественная организация «Общество защиты прав потребителей Стандарт качества» направила в интересах 51-го калининградца обращение премьер-министру РФ Михаилу Мишустину, а также в координационный совет при правительстве РФ по борьбе с распространением новой коронавирусной инфекции, главному федеральному инспектору Калининградской области Сергею Елисееву и властям Калининградской области. Участники инициативы просят внести изменения в постановление правительства и смягчить ограничения на въезд и выезд из России для отдельных категорий жителей региона. «Новый Калининград» публикует истории тех, кто оказался в сложной жизненной ситуации из-за «коронавирусных» мер на границе.

Светлана, жительница Калининграда, работающая в Польше:

— Я работаю в Варшаве, у меня есть вид на жительство. Сейчас он продлевается, потому что из-за пандемии я, как и все, застряла в России на три месяца (выезд из страны был закрыт для работающих граждан с конца марта до начала июня, — прим. «Нового Калининграда»), естественно, не успела вовремя податься. В принципе, я сейчас нахожусь в Польше по рабочему контракту. Я уже четвёртый месяц не могу вернуться в Калининград. Там у меня 11-летний ребёнок. Впервые первого сентября он пошёл в школу без мамы. Муж у меня моряк, он вернулся из рейса, когда я уже выехала из России. Сейчас меньше чем через две недели снова уходит в рейс, последний раз мы виделись на новогодние праздники.

Получается такая ситуация, что мне, чтобы приехать домой, необходимо будет обмануть своё государство. То есть найти кого-то, кто сделает мне справку о том, что мне нужно проходить лечение, чтобы я могла потом выехать. Других вариантов у меня нет. Конечно, есть вариант лететь в Калининград через Турцию, но билеты по тысяче долларов — это почти вся моя месячная зарплата.

Сейчас ещё появилась надежда в связи с тем, что Белоруссия открыла авиасообщение. Но опять же, это всё через Москву, то есть три дня в пути: прилетаешь в Минск из Варшавы, на следующий день — самолёт на Москву, на следующий — в Калининград. Получается, три самолёта, и билет, я так предполагаю, будет тоже недешёвый. До ограничений я могла себе позволить каждые выходные или раз в две недели поехать в Калининград на своей машине. Дорога обходилась в 30 евро, весь путь занимал три с половиной часа.

Меня уже начали посещать мысли об эмиграции, которых не было раньше. Хотелось, чтобы всё-таки мой ребёнок получил российское образование — я думаю, что оно более разностороннее, не «узколобое». Мне хочется, чтобы ребёнок вышел из школы и чётко понимал, что ему нравится и что он хочет делать в будущем. Переводить его на дистанционное обучение — это не то: ребёнок должен находиться в социуме, общаться со сверстниками и делать какие-то выводы на основе собственных ошибок. А в домашних условиях, тем более мальчик...

Пока будем смотреть, что будет дальше. У меня сейчас такое ощущение, что мы вернулись на 30-40 лет назад в плане передвижения. Сейчас муж опять уходит в рейс на пять-шесть месяцев. Если ничего не изменится, он, наверное, уже будет возвращаться в Польшу, и будем думать о том, как забирать ребёнка.

Приехать в Россию на том основании, что у меня там сын, а потом уехать по работе обратно, я не могу. Я звонила несколько раз в пограничное управление, мне сказали, что этот номер не прокатит, так как у меня ещё не постоянный вид на жительство в Польше, а временный. Муж и сын могли бы приехать ко мне как родственники, но проблема в том, что если они приедут ко мне, то должны будут сесть на карантин, и я вместе с ними. А в этом случае я не смогу работать.

Последнюю неделю я была в жуткой депрессии, уже начала принимать таблетки, потому что не могла работать — мысли были только об этом. Я постоянно в новостях, постоянно читаю какие-то новые законы, ищу, какими путями можно что-то изменить. Но это психологически очень давит.

Татьяна Ващишина, мастер художественной татуировки в польской компании:

— Рабочие визы D выдаются не более чем на год. Чтобы поменять визу, нужно вернуться в Калининград. А если мы возвращаемся, то второй раз по работе мы можем вылететь только самолётом. Но самолётом — это рейсы из серии Калининград — Москва, Москва — Стамбул, Стамбул — Варшава. Ну такое себе, скажем так.

У меня виза заканчивается в первых числах февраля, то есть где-то в декабре мне уже нужно быть в Калининграде, потому что подготовка пакета документов тоже занимает время. Тем более в нынешней ситуации, когда консульство работает не в том режиме и действуют ограничения в других инстанциях.

Людям как бы разрешили выехать, но все забыли о том, что визы имеют свойство заканчиваться. И как их делать, непонятно. Я знаю, что у некоторых калининградцев уже в октябре заканчивается рабочая виза. Лишиться сейчас работы, ещё и в зиму... У многих кредиты, квартиры, ипотеки — это будет очень печальная ситуация.

Польша сократила карантин с 14 дней до 10-ти. То есть даже если нам дадут этот многоразовый выезд, не получится у людей чисто физически кататься туда-сюда каждые выходные, потому что даже этот автобус, который пустили по субботам, ты не будешь ждать каждый раз. Там уже до середины октября выкуплены все билеты. То есть абсолютно надуманные опасения, что будут какие-то очереди, потому что у людей существует проблема даже просто добраться до границы.

«Горе семьям»: почему калининградцы просят кабмин смягчить ограничения на выезд из РФ

Сергей (имя изменено), водитель-дальнобойщик:

— Международными перевозками я занимаюсь с декабря 1996 года. Работаю водителем в польской компании. Я должен забирать грузовой транспорт на территории иностранного государства, поэтому выезжал на своей машине.

В период действия ограничений я выезжал из страны однократно, у меня тогда ещё был вид на жительство в Литве. Потом второй раз я выезжал по трудовому контракту. На границе записывают под камеру, что, мол, мы вас уведомляем, что согласно постановлению правительства 763-р вы можете выехать однократно.

Сейчас уже вторая неделя, как я приехал в Калининград, и теперь головная боль, как мне уехать. Польской компании я нужен как водитель, но как говорится, свято место пусто не бывает. Если я потеряю это место, то в России не смогу найти такую работу, чтобы обеспечить свою семью материально. Там заработок поинтереснее, условия работы немного другие.

Многие водители, которых я знаю, работают в российских фирмах. Они пересекают границу без ограничений, туда-сюда, и ездят в те же страны, куда и я. Но в течение месяца они могут переехать туда-сюда пять-шесть раз, а если рейсы короткие, то и семь-восемь. А я в связи с другими условиями работы могу в течение месяца один раз уехать и один раз приехать. И вот посчитайте риск водителя, который привезёт сюда, не дай бог, эту инфекцию. У кого будет больше вероятность привоза, скажем так? Плюс если я буду пересекать границу, например, на своей машине, меня ещё и обяжут сдать анализы либо отсидеть 14 дней на изоляции.

Ольга, жена водителя-дальнобойщика из Калининграда, дочь учится в Белоруссии:

— Мой муж работает от литовской компании. И сейчас у нас стоит вопрос, что нам делать. Он уехал два месяца назад. Когда возвращался из предыдущего рейса, очень тяжело проходил границу, три часа сидел там под шлагбаумом. Поляки на тот момент запретили пеший проход, и ему сотрудница на польском пункте пропуска вообще сказала: «Не факт, что вы проедете».

Дело в том, что он не пересекает границу России на грузовой машине, поэтому добирался автобусами. Хочется отдельно отметить наглость «умельцев», которые зарабатывают на чужом горе. Его подобрал там «микрик», благо там же ехала землячка — товарищ по несчастью, которая таким же образом оказалась под шлагбаумом, и вот за расстояние даже не до шлагбаума, а до окошка с нашими пограничниками с них взяли 250 евро — за сто метров проезда.

Когда муж ехал в новый рейс, пересекал границу пешком. И пограничник — я лично это слышала, потому что провожала его до ворот в Советске — сказал: «А вы в курсе, что вы можете один раз пересечь границу по своему трудовому договору? То есть вы туда зайдёте, потом вернётесь обратно, и всё, больше вас не пропустят». Я бы не хотела, чтобы мой муж задерживался больше трёх месяцев, потому что работа тяжёлая, но как решить эту проблему, у нас пока нет ответа.

У меня ещё и дочка учится в Гродненском университете. То, как возвращался мой ребёнок на каникулы, — это просто кошмар. В июне она выезжала из Минска автобусом в Санкт-Петербург, а потом должна была лететь в Калининград. На белорусско-российский границе её не хотели пропускать с нашей стороны и сказали: «Либо возвращайся обратно в Белоруссию, либо — в Псков на карантин. Хотя у неё был студенческий билет, подтверждение, что она учащаяся и билет на самолёт до Калининграда. Вот если бы я не впряглась и не стала поднимать все структуры Калининграда, звонить на горячие линии ночью, я не знаю, что бы с ней было. У неё был стресс и шок, как и у всех нас. Посреди ночи она звонит, рыдает и говорит, что её не пропускают. В итоге я свою дочь отбила. Вместе с ней в автобусе были ещё молодые ребята — дочка так поняла, что они тоже студенты, ехали в Карелию — они в автобус так и не вернулись, их не пропустили.

Это просто горе семьям, сплошные нервы. Наши мужья не от хорошей жизни работают в Европе. Мы сейчас сидим и не знаем, что им делать. Сидеть там, как нам сказали на границе с ухмылкой, «до окончания пандемии», не видеть ни жён, ни детей, ни внуков, либо приехать и фактически потерять работу. Вот такая вот печалька.

«Горе семьям»: почему калининградцы просят кабмин смягчить ограничения на выезд из РФ

Ольга Бойко, жена водителя-дальнобойщика из Калининграда:

— У меня муж работает дальнобойщиком. Возможности заниматься другой работой у него нет, потому что такой профиль: он инженер по трудоёмким процессам, механизатор, у нас в области с этим профилем хорошую работу не найти — зарплаты маленькие. Он имеет польские корни и уже больше 20 лет работает дальнобойщиком, десять лет как в Польше. У него польский вид на жительство, у нас дочь там институт закончила в своё время.

Домой после рейса он в период ограничений приезжал только один раз. Его сняли на границе на видеокамеру, сказали, что один раз он выйдет, а второй раз — нет. Почему так происходит? Мы не можем понять логики. Когда мы до этого ездили отдыхать в Крым на своей машине и вернулись назад, нас заставили сдавать анализы на коронавирус, сидеть на самоизоляции — мы это всё выполнили. Когда он приехал из Польши, он тоже всё это сделал.

Российские водители-дальнобойщики, которые работают на Европу, спокойно туда-сюда ездят через границу, не сдают никаких анализов на коронавирус и отправляются к своим семьям. Если этот неповторный выезд аргументируют ситуацией с коронавирусом, то я не могу понять логики.

После поездки в Крым, мужа ещё и не выпускали в Польшу. Он ехал с контрактом, с видом на жительство и с польской пропиской. Показал, что у него есть «карта побыта» (karta pobytu — документ, который предоставляет своему владельцу возможность законно находиться и проживать на территории Польши в течение определённого времени), но его не выпустили. Сказали: «Вы уже выезжали. Всё, ваши лимиты кончились». Но шеф впоследствии прислал из Польши фуру, и он на ней выехал. Теперь не может вернуться. Сказал: «Я, Оля, не приеду до Нового года точно, если ничего не изменится, потому что я не хочу сидеть здесь на твоей шее». За 20-30 тысяч работать, конечно, никто здесь не будет.

Мы согласны, что есть ситуация с коронавирусом и необходимо принимать меры, но логики в действиях нет. Если вы вводите ограничения, то будьте последовательными, вводите их для всех. Так не может быть.

Записала Елена Калугина. Фото: Алексей Милованов, Виталий Невар / Новый Калининград

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Очевидцы пожаловались на сильное загрязнение стоками водоема в Парке Победы В калининградском офшоре за неделю зарегистрировались 5 резидентов В Янтарном крупный участок у моря переводят в производственную зону Каркасный дом в Тюмени – ваша мечта уже близко Все ради зрителей: в Янтарном прошло заключительное в сезоне шоу бикини (фото)

Лента публикаций